Заражение венерологическими заболеваниями – ответственность по УК РФ

Об уголовной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекших по неосторожности массовое заболевание. Разъясняет аппарат прокуратуры области

Разъясняет старший прокурор отдела по надзору за процессуальной деятельностью отделов по расследованию ОВД СУ СК РФ по Свердловской области С.К. Ягфаров.

Статьей 236 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за совершение деяний, связанных с нарушением санитарно-эпидемиологических правил, повлекших по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавших угрозу наступления таких последствий.

Объектом данного состава преступления является здоровье населения.

Объективная сторона данного преступления выражается в действии (бездействии), которыми нарушаются санитарно-эпидемиологические правила, в результате чего по неосторожности могут произойти массовые заболевания, отравления либо возникнуть угроза наступления подобных последствий.

Санитарно-эпидемиологические правила – нормативные акты, устанавливающие требования к обеспечению безопасности и безвредности для человека факторов среды его обитания, благоприятных условий для деятельности юридических лиц и граждан, несоблюдение которых создает угрозу жизни или здоровью человека, угрозу возникновения и распространения заболеваний, инфекций.

Законодательство в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения основывается на Конституции Российской Федерации и состоит из Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», других федеральных законов, а также принимаемых в соответствии с ними иных нормативно-правовых актов Российской Федерации, в том числе изданных субъектами Российской Федерации.

Соответственно, нарушение требований, изложенных в нормативно-правовых актах Российской Федерации и Губернатора Свердловской области может быть расценено как нарушение санитарных правил.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил может выражаться как в совершении активных действий (выпуск и реализация некачественных товаров, пищевых продуктов, представляющих опасность для человека; нарушение санитарных норм при организации питания в общеобразовательных учреждениях; использование некачественной питьевой воды; использование при вакцинации медицинских иммунобиологических препаратов, не прошедших сертификацию, и т.п.), так и в бездействии (необеспечение безопасных условий труда; непроведение ограничительных мероприятий на основании предписаний главных государственных санитарных врачей; уклонение от этих карантинных мероприятий, от изоляции и госпитализации инфекционных больных и т.п.).

Применительно к ситуации, связанной с распространением коронавирусной инфекции на территории Российской Федерации, соответственно нарушение лицами санитарно-эпидемиологических правил могут быть признаны действия (бездействие), совершенные вопреки требованиям (предписаниям, постановлениям) Главного государственного санитарного врача Российской Федерации, главных государственных врачей в субъектах Российской Федерации и их заместителей либо должностных лиц Роспотребнадзора о проведении санитарно-противоэпидемиологических либо профилактических мероприятий.

В то же время уголовной ответственности подлежат такие действия (бездействие), повлекшие массовое заболевание или отравление людей либо создавшие угрозу наступления таких негативных последствий.

Массовым заболеванием признается заболевание группы людей, сосредоточенных на определенной территории, требующее медицинского вмешательства. Массовым отравлением признается интоксикация организма у группы людей в результате воздействия токсичных веществ различного происхождения. Понятие массовости должно определяться в каждом случае индивидуально. Так, в соответствии с комментариями к УК РФ в редакции Лебедева В.М. заболевание либо отравление следует считать массовым, если число заболевших (отравившихся) превышает количество пациентов, которое по нормам или на практике может быть принято врачом в течение рабочего дня.

Под создание угрозы наступления вышеуказанных последствий может подпадать деяние в виде контактов инфицированного человека с неопределенным кругом лиц.

Субъективная сторона преступления – прямой умысел по отношению к деянию и неосторожность по отношению к последствиям. Лицо осознает, что нарушает правила, желает совершить эти действия, предвидит наступление общественно опасных последствий, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит, но должно было и могло предвидеть такие последствия.

Субъект преступления может быть общим – физическое вменяемое лицо, достигшее ко времени совершения криминального деяния 16 лет, то есть непосредственно сам заболевший, явившийся источником распространения инфекции.

К таким лицам относятся граждане с подтвержденным диагнозом инфекционного заболевания, а также подверженные повышенному риску заражения COVID-19 в связи с имевшимся контактом с больным либо прибывшие на территорию Российской Федерации из стран с неблагополучной эпидемиологической ситуацией.

Кроме того, субъект преступления может быть специальным – лица, не выполнившие требования, обусловленные спецификой должностной или профессиональной деятельности (к примеру, работники медицинских учреждений). Действия должностного лица, нарушившего санитарно-эпидемиологические правила, могут быть дополнительно квалифицированы по ст.ст. 285 или 286 УК РФ, предусматривающим ответственность за злоупотребление должностными полномочиями и превышение должностных полномочий, при наличии всех признаков составов указанных криминальных деяний.

В каждом случае необходимо устанавливать причинно-следственную связь между нарушением санитарно-эпидемиологических правил и массовыми заболеваниями, отравлениями людей либо угрозой наступления таких последствий.

Преступление считается оконченным с момента наступления последствий, указанных в диспозиции статьи (массовое заболевание либо массовое отравление) либо создания угрозы возникновения таких последствий.

Квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 236 УК РФ, является наступление смерти хотя бы одного человека в результате несоблюдения санитарно-эпидемиологических правил, ч. 3 ст. 236 УК РФ – наступление смерти двух или более лиц.

Читайте также:
Пенсионный фонд в Кичменгском Городке - адрес, телефон, режим работы отделения

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 236 УК РФ, отнесены к подсудности районного суда.

Статья 121 УК РФ. Заражение венерической болезнью

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.

2. То же деяние, совершенное в отношении двух или более лиц либо в отношении несовершеннолетнего, –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Комментарии к ст. 121 УК РФ

1. Потерпевшим является не сам виновный, а другое лицо. Согласие потерпевшего на заражение не освобождает виновного от уголовной ответственности (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 08.10.73 N 15 “О судебной практике по делам о заражении венерической болезнью” ).

Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1995. С. 114.

2. Объективная сторона заключается в заражении венерической болезнью другого лица. Заражение – это передача заболевания другим лицам. Способ заражения значения для квалификации не имеет: чаще всего оно осуществляется половым путем. Но встречаются и иные способы, связанные с нарушением гигиенических правил поведения в быту, в семье, на работе и т.п. (например, пользование одними и теми же предметами домашнего обихода).

3. К венерическим относятся такие инфекционные заболевания, как сифилис, гонорея, мягкий шанкр и др. Для уголовной ответственности по ст. 121 достаточно заражения другого лица одним из видов венерического заболевания.

4. Состав преступления сконструирован по типу материальных, преступление считается оконченным в момент фактического заражения венерической болезнью другого лица. Если у виновного имелось намерение заразить венерической болезнью другое лицо, но по не зависящим от него обстоятельствам этого не произошло, содеянное следует квалифицировать как покушение на заражение (ч. 3 ст. 30, ст. 121 УК).

5. Субъект преступления специальный, им является лицо, знавшее о наличии у него венерической болезни. В этой связи важно иметь доказательства, подтверждающие знание виновным о его болезни (например, предостережение лечебного учреждения и иные данные, свидетельствующие об осведомленности лица о заболевании и его заразности). Лицо считается страдающим заболеванием не только во время болезни и ее лечения, но и в период контрольного наблюдения лечебным учреждением за больным до снятия его с учета.

6. С субъективной стороны преступление характеризуется либо умыслом (прямым или косвенным), либо легкомыслием. Небрежность исключается, поскольку виновный знает о наличии у него инфекционного заразного заболевания и тем не менее сознательно вступает в контакт с лицом (или лицами), т.е. во всех случаях виновный предвидит возможность заражения, причинения вреда потерпевшему.

7. Заражение венерической болезнью – разновидность причинения вреда здоровью без нанесения телесных повреждений (инфекционным путем). Чаще всего причиняемый вред признается легким. Норма, закрепленная в ст. 121, является специальной, предусматривающей специфический способ причинения вреда, поэтому в случае конкуренции предпочтение отдается ей, дополнительной квалификации по ст. 115 УК не требуется. При причинении тяжкого или средней тяжести вреда здоровью (например, заражение повлекло прерывание беременности) имеет место совокупность преступлений по ст. 121 и ст. ст. 111 или 112 УК. Если заражение венерической болезнью служит квалифицирующим обстоятельством другого преступления (например, изнасилования – п. “г” ч. 2 ст. 131 УК), содеянное в дополнительной квалификации по ст. 121 не нуждается.

8. Квалифицирующие признаки рассматриваемого деяния идентичны аналогичным признакам в других преступлениях против личности.

Заражение венерической болезнью: какое наказание предусмотрено в УК РФ?

Заражение вич-статья

Заражение венерической болезнью преследуется Уголовным кодексом России.

Что такое венерическая инфекция, как не стать жертвой этой неприятной болезни, а также какое наказание грозит тем, кто осознанно заразил своего партнёра, и в какой статье Уголовного кодекса прописано это преступное деяние?

Что это такое и каково их место в Уголовном кодексе РФ?

К венерическим болезням относятся некоторые из инфекций, передаваемых от одного человека к другому через половую связь.

Такие заболевания (ЗППП) подразделяются на несколько видов в зависимости от типа инфекции:

  • вирусные инфекции: вирус иммунодефицита (ВИЧ), гепатит B, остроконечные кондиломы, цитомегаловирус, Саркома Капоши, контагиозный моллюск и др.;
  • бактериальные инфекции: сифилис, гонорея, хламидиоз, паховая гранулёма, венерическая лимфогранулёма, мягкий шанкр, уреаплазмоз, микоплазмоз и др.;
  • грибковые инфекции: молочница (кандидоз) и др.;
  • протозойные инфекции: трихомониаз и др.;
  • паразитарные: чесотка, фтириаз и др.
Читайте также:
Кадровые документы

Как обезопасить себя и близких? Основные меры для профилактики венерических заболеваний:

  1. Отказаться от беспорядочной половой жизни.
  2. Во время полового акта использовать презервативы.
  3. Применять дополнительные бактерицидные средства.
  4. Периодически проходить обследование на наличие ЗППП.

При наличии венерической болезни обязательно уведомлять об этом своих половых партнёров и членов семьи (некоторые венерические инфекции передаются не только во время полового акта, но и бытовым путём).

А как быть, если этой неприятности избежать не удалось? И какая ответственность может грозить за заражение венерической болезнью своего партнёра?

Ответственность

Ответственность за эти действия предусмотрена в статье 121 Уголовного кодекса России. При этом даже если обвиняемый получил от полового партнёра согласие на половое сношение – это не является причиной для освобождения его от ответственности.

Если человек заразил другого человека какой-либо инфекцией в результате половой связи, но эта болезнь не является венерической (для уточнения проводится венерологическая экспертиза) – деяние не попадает под 121 статью.

Заражение венерической инфекцией – это посягательство на здоровье человека. Это преступное деяние прописано в Уголовном кодексе РФ и предусматривает ответственность виновного.

Объективные и субъективные признаки

Объект преступления – безопасность здоровья и жизни личности. Субъект – лицо, страдающее такой болезнью и знающее о своём заболевании.

Объективная сторона преступления – факт заражения человека заболеванием. Её характеризуют 3 основных признака:

  • действие или бездействие субъекта;
  • последствия связи – факт заражения;
  • причинно-следственная связь деяния и последствий.

С субъективной стороны состав преступления, заключается в осознании больным наличия у него венерической инфекции перед вступлением в половую связь или иного способа контакта с окружающими (доказательством того, что человек знал о своей болезни, может служить, например, обращение обвиняемого в больницу с соответствующей проблемой).

В ином случае можно говорить о неумышленном заражении: когда больной сам не знал о своём заболевании.

Квалификация деяния и состав преступления

О наличие состава преступления можно говорить в том случае, если после полового акта произошло заражение одного из партнёров по вине второго.

Умышленное, но не свершившееся намерение заразить партнёра можно квалифицировать как покушение на заражение.

Существует 2 квалификации преступления, предусмотренного ст. 121 Уголовного Кодекса.

  1. Заражение другого лица венерической болезнью (статья 121 часть 1 УК РФ).
  2. Заражение несовершеннолетнего (младше 18 лет) либо 2 и более лиц (статья 121 часть 2 УК РФ).

Каким именно способом произошла передача инфекции – поцелуи, половой акт, несоблюдение правил гигиены, питание из одной посуды и т.д. – значения не имеет. На квалификацию также не влияют вид имеющейся у обвиняемого венерической инфекции, продолжительность заболевания, способ заражения.

Какое наказание предусмотрено?

Уголовная ответственность за данный вид преступления начинается, если виновный достиг 16 лет. При этом в процессе следствия и судебного заседания должно быть доказано, что преступление совершено умышленно.

Если во время совершения действий, предусмотренных статьёй 121 УК РФ, больной был уверен, что здоров, и это не было опровергнуто во время судебного заседания – человек освобождается от ответственности за данное преступление.

За совершение данного преступления виновное лицо может понести одно из следующих наказаний:

Более строгое наказание предусмотрено, если пострадавшим является лицо, не достигшее совершеннолетия, или, если обвиняемый заразил 2-х и более человек:

  • штраф от 500 до 700 МРОТ;
  • зарплата осужденного за 5-7 месяцев;
  • лишение свободы до 2-х лет.

Ранее, до принятия настоящего Закона, действовал другой – Уголовный кодекс РСФСР. Статья 115 предыдущего советского законодательства предусматривала ответственность за заражение венерической болезнью.

После вступления в силу статьи 121 Уголовного кодекса РФ, многие положения прежнего законодательства были сохранены. В новом Законе была отменена ответственность за отказ и уклонение от лечения.

Статья 6 КоАП РФ предусматривает ответственность тех, кто не хочет раскрывать источник своего заражения и лиц, которые, помимо самого потерпевшего, могли иметь контакты с источником заражения.

Это необходимо для предотвращения дальнейшего распространения инфекции. В случае отказа от предоставления таких сведений, человеку грозит ответственность в виде штрафа от 5 до 10 МРОТ.

Судебная практика

В конце хочется привести один из примеров судебной практики по части 1 статьи 121 УК.

28 апреля 2011 года в суде Калининского района Краснодарской области на закрытом судебном заседании было принято решение по делу о заражении венерической болезнью.

В ходе предварительного следствия было установлено, что в конце октября 2010 года на участке заброшенного дома обвиняемая вступила в интимную связь с потерпевшим, несовершеннолетним лицом, и заразила его венерической болезнью – гонореей.

Представитель потерпевшего подал гражданский иск в размере 7000 рублей в качестве моральной компенсации. Обвиняемая свою вину признала, с иском согласилась, а также просила вынести решения в особенном порядке – без судебного разбирательства.

Читайте также:
ОСАГО и КАСКО: нужно ли оформлять один полис, если есть другой?

На основании статьи 316 УПК РФ суд удовлетворил просьбу обвиняемой и вынес окончательное решение без разбирательства в суде. Также во время рассмотрения дела истец уменьшил сумму иска до 2000 рублей.

Суд квалифицировал преступление по части 1 статьи 121 УК и, заслушав мнения истца и гособвинителя, постановил удовлетворить исковые требования истца и обязать виновную выплатить потерпевшему сумму в размере 2000 руб.

Чтобы не обнаружить у себя симптомы венерической болезни, откажитесь от беспорядочной половой жизни, проявляйте осторожность при вступлении в интимную связь с малознакомыми партнёрами, соблюдайте все правила защиты и гигиены .

При первых признаках заболевания как можно скорее обратитесь за медицинской помощью, откажитесь от половой жизни в период лечения и обязательно сообщите об инфекции своему партнёру и остальным членам семьи. В противном случае вы можете получить обвинение по статье 121 Уголовного кодекса. Не рискуйте своим здоровьем и здоровьем ваших близких!

За нарушение карантина – уголовная ответственность

Тарасов Роман

31 января 2020 г. Правительство РФ внесло новую коронавирусную инфекцию 2019-nCoV в список опасных для окружающих заболеваний, а уже 1 апреля был принят Федеральный закон № 100-ФЗ (далее – Закон № 100-ФЗ), согласно которому ст. 236 («Нарушение санитарно-эпидемиологических правил») УК РФ претерпела существенные изменения.

Правовые основы привлечения к ответственности по ст. 236 УК РФ

Приняты законы об усилении уголовной и административной ответственности за нарушение правил во время карантина

Кроме того, Уголовный кодекс дополняется статьями о публичном распространении информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и распространении информации, повлекшем тяжкие последствия

Санитарно-эпидемиологические правила – это совокупность нормативных правовых актов, устанавливающих критерии безопасности и безвредности для человека факторов среды его обитания и требования к обеспечению благоприятных условий жизнедеятельности. Основными правовыми актами по данному вопросу являются Федеральный закон от 30 марта 1999 г. № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (в ред. от 13 июля 2020 г., далее – Закон № 52-ФЗ) и Постановление Правительства РФ от 24 июля 2000 г. № 554 (в ред. от 15 сентября 2005 г.), которым утверждено Положение о государственном санитарно-эпидемиологическом нормировании.

В соответствии с Законом № 52-ФЗ граждане обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений и предписаний должностных лиц, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор (ст. 10). К числу таких актов относятся, в частности, постановления главных государственных санитарных врачей и их заместителей о госпитализации для обследования или об изоляции больных инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих, и лиц с подозрением на такие заболевания, а также о госпитализации или об изоляции граждан, контактировавших с больными инфекционными заболеваниями, представляющими опасность для окружающих.

Больные инфекционными заболеваниями и контактировавшие с ними лица, лица с подозрением на такие заболевания, а также являющиеся носителями возбудителей инфекционных болезней подлежат лабораторному обследованию и медицинскому наблюдению или лечению, а в случае если они представляют опасность для окружающих, – обязательной госпитализации или изоляции в установленном порядке (п. 1 ст. 33 Закона № 52-ФЗ).

Совокупность указанных нормативных актов представляет собой правовую основу для привлечения к уголовной ответственности по ст. 236 УК за нарушение санитарно-эпидемиологических правил лицом, инфицированным COVID-19.

Изменения, внесенные в ст. 236 УК РФ Законом № 100-ФЗ

С вступлением в силу Закона № 100-ФЗ диспозиция ч. 1 ст. 236 УК стала выглядеть следующим образом: «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшее угрозу наступления таких последствий». То есть если человек нарушил санитарно-эпидемиологические правила и его действия привели к массовому заражению либо создали угрозу этого, его действия фактически могут квалифицироваться как преступление. Ключевая формулировка здесь – «угроза наступления» последствий. Это значит, что формально к уголовной ответственности может быть привлечен любой человек, зараженный COVID-19, который знал о том, что инфицирован, и, несмотря на это, покинул стационар либо место самоизоляции.

Это крайне существенные изменения, поскольку угроза, как и массовое заражение людей, являются оценочными признаками преступления, и как они могут быть оценены – большой вопрос.

Наиболее значимыми они посчитали разъяснения по вопросам аренды, прекращения моратория на банкротство и размещения заведомо ложной информации в публичный доступ

Тем не менее Верховный Суд РФ в Обзоре № 2 от 30 апреля 2020 г. по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции, привел разъяснения, касающиеся указанных оценочных признаков. В частности, при решении вопроса об отнесении заболевания (отравления) к массовому следует учитывать не только число заболевших, но и тяжесть заболевания. Для определения масштабов заболевания суд вправе привлечь специалистов (например, представителей органов исполнительной власти, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор или надзор в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека).

Читайте также:
Как без службы получить военный билет и не попасть под статью?

Уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, создавшее угрозу наступления указанных последствий, может наступать только в случае реальности этой угрозы, когда массовое заболевание не произошло лишь благодаря вовремя принятым органами государственной власти и местного самоуправления, медработниками и другими лицами мерам по предотвращению распространения заболевания или в результате иных обстоятельств, не зависящих от воли лица, нарушившего указанные правила.

Изменения коснулись и санкции ст. 236 УК. Так, если ранее максимальным наказанием за совершение преступления, предусмотренного ч. 1, было ограничение свободы сроком до одного года, то теперь это лишение свободы на срок до двух лет. Максимальный штраф за совершение данного преступления также вырос на порядок – с 80 тыс. до 700 тыс. руб.

Изменения коснулись и ч. 2 данной статьи, последствием преступного деяния согласно которой является нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека. Ранее данная норма предусматривала максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет. Изменениями в статью был введен нижний порог наказания в виде лишения свободы – 3 года (максимальное наказание не изменилось). Кроме того, в санкцию статьи добавлен штраф в размере от 1 млн до 2 млн руб.

Также в ст. 236 была введена ч. 3, последствием преступления по которой является нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц. Санкция по данной норме предусматривает лишение свободы на срок от 5 до 7 лет.

Элементы состава преступления по ст. 236 УК

Общественная опасность преступления, предусмотренного ст. 236 УК, состоит в том, что игнорирование санитарных правил, норм и гигиенических нормативов приводит к распространению массовых заболеваний. Субъект преступления может быть как специальный, так и общий – физическое лицо, вменяемое, достигшее ко времени совершения преступления 16 лет (ч. 2 ст. 20 УК). Что касается специального субъекта, это может быть должностное лицо, в чьи обязанности входит соблюдение санитарно-эпидемиологических правил. То есть к субъектам могут относится не только заболевшие, которые стали источником распространения инфекции, но и иные лица при невыполнении требований, обусловленных спецификой должностной или профессиональной деятельности.

Субъективная сторона преступления представляет собой прямой умысел по отношению к деянию и неосторожность по отношению к последствиям: то есть лицо осознает, что нарушает правила, желает совершить эти действия, предвидит наступление общественно опасных последствий, но самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит их, хотя должно было и могло.

Объектом преступления является здоровье населения. Объективная сторона преступления характеризуется нарушением установленных санитарно-эпидемиологических правил, которое может выражаться в совершении активных действий (выпуск и реализация некачественных товаров, пищевых продуктов, представляющих опасность для человека; нарушение научно обоснованных физиологических норм при организации питания в общеобразовательных учреждениях; использование опасных способов захоронения отходов производства; превышение предельно допустимого уровня воздействия на человека шума, вибрации в период работы; спуск сточных вод на территории зоны санитарной охраны водопроводов хозяйственно-питьевого назначения; нарушение предельно допустимых концентраций химических веществ в водном объекте, используемом для спортивных мероприятий и т.п.), а также в бездействии (непроведение обезвреживания отходов потребления; необеспечение безопасных условий труда; неосуществление ограничительных мероприятий на основании предписаний главных государственных санитарных врачей; уклонение от карантинных мероприятий, от изоляции и госпитализации инфекционных больных и т.п.).

До изменения ст. 236 УК имела материальный состав (преступление считалось оконченным с момента наступления последствий, указанных в диспозиции статьи (массовое заболевание или отравление людей)). После внесения в статью поправок ее состав изменился – стал формальным: теперь преступление считается оконченным с момента создания угрозы массового заболевания или отравления.
Кроме того, следует понимать, как разграничивать уголовную ответственность по ч. 2 ст. 236 УК и административную – по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ.

Административная ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения наступает лишь в случаях, когда действия (бездействие) нарушителя не содержат уголовно наказуемого деяния. В связи с тем что за нарушение физическим лицом санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, предусмотрена уголовная ответственность, в случае наступления последствий в виде смерти человека действия (бездействие) виновного следует квалифицировать по ч. 2 ст. 236 УК. Если в результате действий (бездействия), составляющих объективную сторону правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 6.3 КоАП, наступили последствия в виде причинения вреда здоровью (одного человека или нескольких), содеянное полностью охватывается составом данного правонарушения при отсутствии признаков преступления по ч. 1 ст. 236 УК (не установлено наличия массового заболевания или отравления людей либо создание угрозы таких последствий).

Читайте также:
Приказ о стажировке вновь принятого работника и принципы ее грамотного оформления

Правоприменительная практика по новой редакции ст. 236 УК

С момента изменения ст. 236 УК в апреле 2020 г. и до настоящего времени в СМИ периодически встречаются упоминания о привлечении к уголовной ответственности граждан, нарушивших санитарно-эпидемиологические правила (чаще всего это было нарушение карантина гражданами, больными COVID-19, или теми, у кого было подозрение на наличие коронавируса). Например, 9 апреля 2020 г. в отношении 36-летнего жителя г. Апатиты Мурманской области было возбуждено уголовное дело о нарушении карантина (ч. 1 ст. 236 УК). Мужчина вернулся из-за границы и почувствовал себя плохо, однако не стал обращаться за медпомощью и продолжил ходить на работу. 21 марта его госпитализировали – подтвердился коронавирус. «Действия подозреваемого повлекли за собой массовое инфицирование граждан коронавирусной инфекцией», – утверждают в МВД, не уточняя число зараженных.

12 апреля 2020 г. МВД Якутии возбудило уголовное дело о нарушении карантина (ч. 1 ст. 236 УК) в отношении 49-летнего жителя г. Алдан, который по возвращении в республику получил предписание Роспотребнадзора о самоизоляции, но не стал соблюдать его. «Мужчина посещал общественные места г. Алдана и контактировал с достаточно широким кругом граждан. На данном этапе удалось их установить и изолировать в обсерватор», – отметили в МВД. Самого подозреваемого госпитализировали в инфекционное отделение центральной районной больницы.

23 апреля 2020 г. в г. Липецке было возбуждено уголовное дело о нарушении карантина (ч. 1 ст. 236 УК) из-за побега 62-летнего мужчины из больницы, куда он был госпитализирован с диагнозом COVID-19. Инцидент произошел 19 апреля. Вскоре сотрудники ППС нашли пациента и передали его скорой помощи для возвращения в стационар.

В январе 2021 г. возбужден ряд уголовных дел за нарушение санитарно-эпидемиологических правил в отношении лиц, которые были заражены коронавирусом и участвовали в несогласованных митингах в российских городах.

Таким образом, можно сделать вывод, что ст. 236 УК работающая, и привлечение к ответственности по ней часто практикуется правоохранителями, особенно после внесения поправок в 2020 г.

В заключение отмечу, что если гражданин, инфицированный COVID-19 или контактировавший с таким лицом и обязанный в силу вынесенного постановления, предписания соблюдать санитарно-эпидемиологические правила, включая ограничения, умышленно их не выполняет (например, зная о своем заболевании или контакте с заболевшим, нарушает режим, посещает общественные места и т.п.), то в случае наступления общественно опасных последствий, указанных в диспозиции ч. 1–3 ст. 236 УК, находящихся в причинно-следственной связи с допущенными нарушениями эпидемиологических правил, он несет уголовную ответственность.

Как подать в суд на человека, который заразил тебя какой-то болезнью?

Меня заразил ковидом сосед: вернулся из Турции, но самоизоляцию не соблюдал, постоянно выходил из дома, ездил в лифте и общался с соседями без маски.

Можно за это подать на него в суд? А если бы он заразил меня обычным гриппом, тоже можно через суд просить компенсацию?

Если у вас есть основания обвинять в заражении определенного человека, то в суд обратиться можно. За заражение COVID-19 и некоторыми другими болезнями предусмотрена уголовная ответственность. Но доказать вину разносчика инфекции будет сложно. А возмещение за грипп и ОРВИ точно взыскать не получится.

Какие бывают виды ответственности за заражение

Есть два способа привлечь к ответственности человека, который стал причиной заражения других людей:

  1. обратиться в гражданский суд, чтобы взыскать расходы на лечение и компенсацию морального вреда;
  2. написать заявление в полицию, чтобы виновника привлекли к уголовной ответственности. И уже в рамках процесса подать исковое заявление на возмещение расходов и морального вреда.

Будьте внимательны к источникам информации о здоровье — и сходите к врачу

Эта статья — о коронавирусной болезни, или COVID-19 . Во всех статьях о коронавирусной болезни мы придерживается позиции Всемирной организации здравоохранения, или ВОЗ. Прежде чем читать дальше, рекомендуем ознакомиться с позицией ВОЗ относительно COVID-19 .

Наши статьи написаны с любовью к доказательной медицине. Мы ссылаемся на авторитетные источники и ходим за комментариями к докторам с хорошей репутацией. Но помните: ответственность за ваше здоровье лежит на вас и на лечащем враче. Мы не выписываем рецептов, мы даем рекомендации. Полагаться на нашу точку зрения или нет — решать вам.

Как привлечь к уголовной ответственности за заражение COVID-19

Новая коронавирусная инфекция COVID-19 отличается высокой скоростью распространения от человека к человеку и довольно часто приводит к летальному исходу. Поэтому во многих странах, в том числе в России, установили социальные ограничения и ужесточили ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил.

Так, с 1 апреля 2020 года уголовная ответственность предусмотрена за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, которое необязательно привело к массовому заболеванию или отравлению людей, но даже просто создало угрозу таких последствий.

Читайте также:
Как оплатить госпошлину за регистрацию автомобиля в ГИБДД через Госуслуги и Сбербанк?

Массовое заболевание — это когда заболевает много людей на определенной территории: на предприятии, в учреждении, населенном пункте, районе, стране. И уровень заболеваемости этой болезнью превышает среднестатистический в несколько раз. Критерии массовости заболевания определяются эпидемиологическими нормами. Причем не имеет значения, инфекционное это заболевание или нет.

Например, школьников в столовой накормили просроченными продуктами, в результате чего ⅔ учеников слегли с симптомами отравления. Это массовое заболевание. Против организации, которая поставляла продукты в школу, возбудят уголовное дело.

Другой пример. Водоканал плохо очистил воду, которая подается населению какого-то района в городе, из-за чего половина жителей заболела гепатитом А. Даже если некачественную очистку воды выявят раньше, чем заболеет много людей, виновные работники водоканала должны будут отвечать по статье 236 УК РФ. В этом случае речь идет об угрозе заболевания.

С начала пандемии коронавирусной болезни санкции за нарушение санитарно-эпидемиологических правил стали жестче.

Что грозит за нарушение санитарно-эпидемиологических правил

К чему привело Наказание
К массовому заболеванию или отравлению людей или угрозе таких последствий Штраф до 700 000 Р или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от года до 18 месяцев
Либо ограничение свободы, ее лишение или принудительные работы на срок до 2 лет
К смерти заболевшего человека Штраф до 2 000 000 Р или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от года до 3 лет
Либо ограничение свободы на срок до 4 лет
Либо лишение свободы или принудительные работы до 5 лет
К смерти двух или более людей Принудительные работы сроком до 5 лет
Либо лишение свободы до 7 лет

Штраф до 700 000 Р или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период от года до 18 месяцев

Сложность дел о заражении COVID-19 в том, что следствию нужно доказать, а суду установить не только факт нарушения санитарно-эпидемиологических правил, но и причинно-следственную связь между этим нарушением и наступившими последствиями.

Если же заражение не произошло, суд должен установить реальность такого сценария. Это актуально для ситуаций, когда массовое заболевание или отравление людей не случилось только из-за того, что органы власти и медработники вовремя приняли меры. Или благодаря случайному стечению обстоятельств.

Например, на хлебокомбинате не проконтролировали качество муки — в магазины попал хлеб из муки, зараженной спорыньей. Но массового отравления не случилось, потому что власти вовремя это выяснили и изъяли из продажи весь зараженный хлеб.

Еще один вариант. Человек, зараженный коронавирусом, не соблюдал самоизоляцию и ходил в гости к друзьям, но никто из них не заразился, потому что все ранее переболели им и приобрели иммунитет.

Несмотря на то что доказать вину в таких преступлениях сложно, уже есть судебные акты, по которым виновных привлекли к ответственности.

Например, весной 2020 года житель Костромской области выехал в соседний регион и там заразился коронавирусной инфекцией. Вернувшись домой, по постановлению губернатора Костромской области мужчина должен был самоизолироваться на 14 дней. Но вместо этого он активно общался с соседями. В результате соседи заразились, а против мужчины следственный отдел межмуниципального отдела МВД возбудил уголовное дело. Основание — нарушение санитарно-эпидемиологических правил, которое повлекло по неосторожности массовое заболевание людей.

Костромчанин признал вину в полном объеме. После совершения преступления он добровольно явился с повинной, активно способствовал раскрытию и расследованию преступления, загладил причиненный вред — принес зараженным извинения и предложил материальную поддержку.

Благодаря этому и тому, что мужчина впервые совершил преступление небольшой тяжести, суд счел возможным прекратить уголовное дело. Также суд принял во внимание, что виновный ранее не был судим и имел положительные характеристики по месту жительства и на работе, на учете у психиатра и нарколога не состоял.

Мужчину освободили от уголовной ответственности и назначили штраф — 25 000 Р . При этом если бы костромчанин сам не признал вину, доказать ее было бы намного сложнее.

Прокурор разъясняет – Прокуратура Московской области

Уголовная ответственность по статье 236 Уголовного кодекса Российской Федерации наступает в случае нарушения санитарно-эпидемиологических правил, повлекшего по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшего угрозу наступления таких последствий, повлекшего по неосторожности смерть человека , повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц.

За совершение действий (бездействия) повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшего угрозу наступления таких последствий предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 500 до 700 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 18 месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 1 года до 3 лет, либо ограничения свободы на срок до 2 лет, либо принудительных работ на срок до 2 лет, либо лишения свободы на тот же срок.

Читайте также:
Примерная форма договора поручения на оказание услуг по транспортной логистике - бланк 2022

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека влечет наказание в виде штрафа в размере от 1 до 2 миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничения свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительных работ на срок от трех до пяти лет, либо лишения свободы на тот же срок. При наступлении более тяжких последствий наказание предусмотрено более суровое наказание, вплоть до лишения свободы на срок от 5 до 7 лет.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил может выражаться как в совершении активных действий (выпуск и реализация некачественных товаров, пищевых продуктов, представляющих опасность для человека; нарушение научно обоснованных физиологических норм при организации питания в общеобразовательных учреждениях; использование опасных способов захоронения отходов производства; превышение предельно допустимого уровня воздействия на человека шума, вибрации в период работы; спуск сточных вод на территории зоны санитарной охраны водопроводов хозяйственно-питьевого назначения; использование некачественной питьевой воды; проведение дезинфекции в учреждении в присутствии людей, не имеющих отношения к обработке; использование при вакцинации медицинских иммунобиологических препаратов, не прошедших сертификацию, и т.п.), так и в бездействии (неосуществление обезвреживания отходов потребления; необеспечение безопасных условий труда; непроведение ограничительных мероприятий на основании предписаний главных государственных санитарных врачей; уклонение от этих карантинных мероприятий, от изоляции и госпитализации инфекционных больных и т.п.).

Общественная опасность данного преступления состоит в том, что игнорирование санитарных правил, норм и гигиенических нормативов приводит к распространению массовых заболеваний и отравлению людей. Под массовым заболеванием понимается заболевание группы людей, сосредоточенных на определенной территории, требующих медицинского вмешательства. Заболевание следует считать массовым, если число заболевших превышает количество пациентов, которое по нормам или на практике может быть принято врачом в течение рабочего дня.

  • Вконтакте
  • LiveJournal
  • Facebook
  • Twitter

Прокуратура
Московской области

Прокуратура Московской области

17 августа 2020, 10:33

Уголовная ответственность за заражение новой коронавирусной инфекцией

Уголовная ответственность по статье 236 Уголовного кодекса Российской Федерации наступает в случае нарушения санитарно-эпидемиологических правил, повлекшего по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшего угрозу наступления таких последствий, повлекшего по неосторожности смерть человека , повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц.

За совершение действий (бездействия) повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшего угрозу наступления таких последствий предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 500 до 700 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 1 года до 18 месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 1 года до 3 лет, либо ограничения свободы на срок до 2 лет, либо принудительных работ на срок до 2 лет, либо лишения свободы на тот же срок.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека влечет наказание в виде штрафа в размере от 1 до 2 миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничения свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительных работ на срок от трех до пяти лет, либо лишения свободы на тот же срок. При наступлении более тяжких последствий наказание предусмотрено более суровое наказание, вплоть до лишения свободы на срок от 5 до 7 лет.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил может выражаться как в совершении активных действий (выпуск и реализация некачественных товаров, пищевых продуктов, представляющих опасность для человека; нарушение научно обоснованных физиологических норм при организации питания в общеобразовательных учреждениях; использование опасных способов захоронения отходов производства; превышение предельно допустимого уровня воздействия на человека шума, вибрации в период работы; спуск сточных вод на территории зоны санитарной охраны водопроводов хозяйственно-питьевого назначения; использование некачественной питьевой воды; проведение дезинфекции в учреждении в присутствии людей, не имеющих отношения к обработке; использование при вакцинации медицинских иммунобиологических препаратов, не прошедших сертификацию, и т.п.), так и в бездействии (неосуществление обезвреживания отходов потребления; необеспечение безопасных условий труда; непроведение ограничительных мероприятий на основании предписаний главных государственных санитарных врачей; уклонение от этих карантинных мероприятий, от изоляции и госпитализации инфекционных больных и т.п.).

Общественная опасность данного преступления состоит в том, что игнорирование санитарных правил, норм и гигиенических нормативов приводит к распространению массовых заболеваний и отравлению людей. Под массовым заболеванием понимается заболевание группы людей, сосредоточенных на определенной территории, требующих медицинского вмешательства. Заболевание следует считать массовым, если число заболевших превышает количество пациентов, которое по нормам или на практике может быть принято врачом в течение рабочего дня.

Читайте также:
Военная ипотека: личный кабинет и как посмотреть реестр НИС

Уголовная ответственность медицинских работников

С каждым годом в России количество уголовных дел, связанных с «врачебными ошибками»1, непрерывно растет. Согласно статистическим данным Следственного комитета Российской Федерации, если в 2016 году было возбуждено 4947 таких дел, то в 2017-м их количество увеличилось до 6050, а в 2018 году достигло отметки в 6600. Явная тенденция к увеличению числа жалоб пациентов в правоохранительные органы, возбужденных уголовных дел в отношении медицинских работников и количества переданных в суд уголовных дел вызывает серьезные опасения со стороны профессионального сообщества.

При рассмотрении основных составов преступлений следует сразу отметить, что каждый случай возбуждения уголовного дела в отношении медицинского работника требует индивидуального анализа действий соответствующего сотрудника, поскольку сама по себе медицинская деятельность является достаточно сложной (комплексной).

При анализе преступлений, совершаемых медицинскими работниками, необходимо учитывать специальный субъект данных преступлений – медицинского работника. Преступные деяния, которые могут быть совершены и иными лицами, не обладающими специальным медицинским статусом, нельзя рассматривать как входящие в исключительную группу «медицинских преступлений».

Согласно части 1 статьи 69 Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» право на осуществление медицинской деятельности в РФ имеют лица, получившие медицинское или иное образование в РФ в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами и имеющие свидетельство об аккредитации специалиста, полученное в соответствии с Порядком проведения аккредитации специалистов, утвержденным приказом Минздрава России от 02.06.2016 г. № 334н.

К специальным составам преступлений, которые предусмотрены в отношении медицинских работников, на наш взгляд, следует отнести следующие составы:
– часть 2 статьи 109 УК РФ – причинение смерти по не-осторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
– часть 2 статьи 118 УК РФ – причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
– часть 4 статьи 122 УК РФ – заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей;
– часть 1 и часть 2 статьи 124 УК РФ – неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, либо если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью;
– часть 1 и часть 2 статьи 238 УК РФ – производство, хранение или перевозка в целях сбыта либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, а равно неправомерные выдача или использование официального документа, удостоверяющего соответствие указанных товаров, работ или услуг требованиям безопасности.

По данным составам преступлений действия медицинских работников всегда характеризуются неосторожной формой вины (субъективная сторона), которая подразделяется на легкомыслие и небрежность. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

В обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 25.11.2015 г.) Верховный Суд РФ применительно к части 2 статьи 109 УК РФ разъяснял2, что ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей является полное или частичное несоответствие профессиональной деятельности официальным требованиям или правовым предписаниям.

То есть обязательным условием для привлечения медицинского работника к уголовной ответственности является установление правовых предписаний, регламентирующих деятельность работника в сфере медицины («акушерство», «гинекология», «косметология» и т.д.). Отсутствие правовой регламентации свидетельствует и об отсутствии самого общественно опасного деяния, поскольку в таком случае нельзя установить отношение лица к тем или иным правовым предписаниям (профессиональным обязанностям).

Так, в одном из дел, рассматриваемых Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации3, обсуждался вопрос о привлечении к уголовной ответственности фельдшера отделения скорой медицинской помощи в связи с ненадлежащим оказанием первой медицинской помощи, неправильной оценкой состояния здоровья и отсутствием своевременной госпитализации, что, по мнению нижестоящих судов, повлекло за собой смерть пациента. Однако Верховный Суд РФ указал, что никаких доказательств того, что непроведение фельдшером «ряда манипуляций обусловило наступление неблагоприятного исхода в виде смерти потерпевшего, не установлено».

Читайте также:
Как подать заявление о зачете переплаты в счет погашения задолженности, варианты зачета переплаты в счет погашения недоимки

Учитывая данные уголовно-правовой статистики, в основном медицинских работников привлекают по трем статьям УК РФ: по части 2 статьи 109, части 2 статьи 118, статье 238 УК РФ. Между данными нормами уголовного законодательства возникает конкуренция, поскольку пункт в) части 2 статьи 238 УК РФ сконструирован как материальный состав (если деяние повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью либо смерть человека), так же как и часть 2 статьи 109 и часть 2 статьи 118 УК РФ.

Согласно проведенным исследованиям4, разграничение данных норм в правоприменительной практике происходит в основном по принципу платности оказания медицинских услуг (что является достаточно спорным критерием): при оказании бесплатных медицинских услуг работники сферы здравоохранения привлекаются к уголовной ответственности за причинение тяжкого вреда здоровью или смерти пациента по части 2 статьи 109 или по части 2 статьи 118 УК РФ; при оказании платных медицинских услуг – по статье 238 УК РФ5.

II. С учетом ряда громких уголовных дел последнего времени квалификация деяний медицинских работников со стороны правоохранительных органов возможна и по иным составам преступления, в частности, по статье 293 УК РФ – халатность, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностям по должности.

Так, в 2016 году в отношении медицинского работника Областной клинической психиатрической больницы №14 врача-психиатра Ольги Андроновой было возбуждено уголовное дело: первоначально по части 2 статьи 128 УК РФ (незаконная госпитализация в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь), а затем, после отмены приговора Кировского районного суда г. Астрахани и возвращения уголовного дела для дополнительного расследования, по части 1 статьи 293 УК РФ. Кировский районный суд города Астрахани 06 ноября 2019 года признал Ольгу Андронову виновной в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 293 УК РФ, и назначил ей наказание в виде исправительных работ с лишением права заниматься профессиональной деятельностью в течение двух лет.

В октябре 2017 года в отношении психиатра той же Областной клинической психиатрической больницы № 14 Александра Шишлова было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 293 УК РФ в связи с тем, что, по версии следствия, врач-психиатр выступил в составе врачебной комиссии с инициативой об изменении принудительного лечения пациенту, который после освобождения совершил убийство ребенка. Кировский районный суд Астрахани 06 июня 2019 года приговорил врача-психиатра к двум годам лишения свободы в колонии-поселении. В настоящее время приговор обжалован в Астраханский областной суд.

Несмотря на то что возбуждение уголовных дел по вышеуказанному составу преступления, скорее, является исключением, тем не менее, полагаем, что в некоторых сферах медицинской деятельности (в частности, психиатрии) данные составы несут основной риск для медицинских работников при выполнении служебных обязанностей.

III. Следует также отметить, что в действующем уголовном законодательстве содержатся особые составы преступлений в сфере медицины и фармацевтики, часть которых (статьи 235.1, 238.1, 327.2) были включены в УК РФ Федеральным законом от 31.12.2014 г. № 532-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части противодействия обороту фальсифицированных, контрафактных, недоброкачественных и незарегистрированных лекарственных средств, медицинских изделий и фальсифицированных биологически активных добавок», вступившим в силу 23 января 2015 года.

Их главной особенностью является отсутствие специального субъекта преступления – медицинского работника, поэтому данные составы преступлений не предполагают привлечение к уголовной ответственности медицинских и иных работников медицинской организации. Речь идет о следующих составах:
– статья 235 УК РФ – осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности, при условии, что такая лицензия обязательна, если это повлекло по неосторожности причинение вреда здоровью человека (часть 1) или если это повлекло по неосторожности смерть человека (часть 2);
– статья 235.1 УК РФ – производство лекарственных средств или медицинских изделий без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна) (часть 1); те же деяния, совершенные организованной группой или в крупном размере (пункт а) и пункт б) части 2);
– статья 238.1 УК РФ – производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации недоброкачественных лекарственных средств или медицинских изделий, либо незаконные производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации в целях сбыта незарегистрированных лекарственных средств или медицинских изделий, либо производство, сбыт или ввоз на территорию Российской Федерации фальсифицированных биологически активных добавок, содержащих не заявленные при государственной регистрации фармацевтические субстанции, совершенные в крупном размере;
– статья 327.2 УК РФ – изготовление в целях использования или сбыта либо использование заведомо поддельных документов на лекарственные средства или медицинские изделия (регистрационного удостоверения, сертификата или декларации о соответствии, инструкции по применению лекарственного препарата или нормативной, технической и эксплуатационной документации производителя (изготовителя) медицинского изделия).

Читайте также:
Положение об отделе закупок по 44-ФЗ: структура, содержание, образец типового документа

Остановимся более подробно на статье 235 УК РФ для подтверждения тезиса о том, что данные составы не предполагают уголовной ответственности медицинских работников.

Статья 235 УК РФ содержит два уголовно-правовых запрета: осуществление медицинской и фармацевтической деятельности без лицензии. Особенностью данной статьи является наличие материального состава преступления – лицо несет уголовную ответственность только при причинении вреда здоровью либо смерти человека. При этом также необходимо устанавливать причинно-следственную связь между деянием и названным последствием.

Субъектом преступления является руководитель медицинской организации, в обязанности которого входит получение всех необходимых лицензий, а также поддержание и соблюдение возложенных лицензионных требований. При этом работники организации не подлежат ответственности по ст. 235 УК РФ, даже если они состояли в трудовых или иных правоотношениях с работодателем и заведомо понимали незаконность осуществляемой ими деятельности6.

Данная статья является частным случаем незаконного предпринимательства (статья 171 УК РФ), разграничение между которыми проводится как по объекту посягательства, так и по характеру последствий. Как установлено в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве», если осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в статьи 235 УК РФ, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере, то действия лица следует квалифицировать по соответствующей части статьи 171 УК РФ.

Главной сложностью данной нормы является отсутствие конкретизированного описания последствий в диспозиции. Буквальное толкование нормы позволяет думать, что речь идет о любом виде причинения вреда здоровью – от легкого до тяжкого. Вместе с тем, исходя из системного толкования нормы, можно сделать вывод, что под «вредом здоровью» в статье 235 УК РФ нужно понимать только тяжкий вред здоровью, однако в любом случае законодателю следует это определить самостоятельно путем внесения изменений в статью 235 УК РФ7.

Рассмотрение других составов преступлений данной группы требует отдельного анализа. Тем не менее, исходя из анализа правоприменительной практики, за незаконное производство или обращение медицинских изделий, лекарственных средств или биологически активных добавок (статьи 235.1, 238.1 УК РФ), а также подделку документов либо упаковки на лекарственные средства или медицинские изделия (статья 327.2 УК РФ) привлекают руководителей организаций, а не медицинских и иных работников.

IV. В связи с обострением проблемы необоснованного возбуждения уголовных дел в отношении медицинских работников по статьям 109, 118 и 238 УК РФ Следственный комитет РФ выступил с инициативой дополнения УК РФ двумя новыми статьями, которые помогут минимизировать ошибки при привлечении медицинских работников к ответственности и исключить их привлечение по трем вышеуказанным статьям УК РФ, а именно8:
– 124.1 УК РФ – ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги) вследствие нарушения медицинским работником своих профессиональных обязанностей, которые стали причиной гибели плода человека и (или) причинения тяжкого вреда здоровью человека (часть 1); деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они повлекли по неосторожности смерть человека (часть 2); деяния, предусмотренные частью первой настоящей статьи, если они повлекли смерть двух и более лиц по неосторожности (часть 3);
– 124.2. УК РФ – внесение недостоверных сведений в медицинскую документацию, ее сокрытие либо уничтожение или сокрытие, уничтожение, подмена биологических материалов с целью сокрытия ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) другим медицинским работником, деяния которого повлекли причинение тяжкого вреда здоровью либо гибель плода, либо смерть одного или более лиц (часть 1); то же деяние, совершенное должностным лицом либо лицом, осуществляющим управленческие функции в медицинской организации (часть 2).

Вместе с тем профессиональное сообщество не согласно с предложенными формулировками новых статей УК РФ, в частности, в связи с возможностью для широкой трактовки понятия «профессиональные обязанности», а также из-за включения в текст статей понятия «плод», поскольку это может привести к возбуждению новых уголовных дел в отношении медицинских работников, специализирующихся на акушерстве.

Законодателям и медицинскому сообществу предстоит найти решения, призванные нормализовать законодательную базу и обеспечить адекватную правовую защиту как пациентов, так и медиков.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: