Законно ли удерживают человека в СИЗО на основании показаний другого подозреваемого?

Вызывают на допрос в качестве свидетеля или подозреваемого. Нужна ли помощь адвоката?

Вас вызывают в полицию с целью дачи показаний? Безусловно, эта ситуация не самая приятная. Однако сразу паниковать не стоит – вполне возможно, никаких неприятностей вам не грозит. Тем не менее, нужно быть готовым и знать, как подготовиться и как себя вести, если вызвали в полицию для дачи объяснений , что и как нужно говорить и т.д. В данной статье мы дадим ответы на все возникающие в связи с подобными ситуациями вопросы.

Как вести себя в полиции при допросе?

Прежде, чем явиться на допрос, нужно разобраться с тем, когда стоит и когда не стоит на него идти. Существует определенная процедура вызова лиц для дачи показаний, которой обязаны следовать все без исключения сотрудники правоохранительных органов. Если вас вызывают в полицию для объяснений в первый раз, вы не знаете сути дела и причины вызова, но при этом следователь звонит на ваш телефон – внимательно выслушайте все его требования, запишите ФИО и звание, а также причину, по которой вас вызывают (если ее озвучат). Желательно также включить режим диктофона на телефоне, если он есть – запись поможет прослушать разговор еще раз, когда пройдет эффект шока от звонка, и принять взвешенное решение.

Но вы должны помнить, что вызов по телефону не может рассматриваться как официальный – в конце концов, вы не можете быть уверены, что вам звонит действительно полицейский, а не это чей-то розыгрыш, потому предложите собеседнику отправить вам повестку рекомендованным письмом, как это положено по процедуре. Это же касается вызовов через электронную почту, мессенджеры или по СМС. Если же вы изначально получили повестку по почте или вам ее вручил сотрудник правоохранительных органов лично, выбора нет – нужно идти давать показания.

Попав на допрос, первое, что вы должны выяснить – по какому делу вас взывали и в каком качестве. Если вас подозревают в совершении преступления, вам сразу же должны выдвинуть официальные обвинения и огласить подозрение в совершении правонарушения. Во всех остальных случаях вы выступаете свидетелем, даже если следователь пытается убедить вас в обратном. Еще раз: до тех пор, пока подозрение в ваш адрес не озвучено, по процессуальным механизмам вы остаетесь свидетелем по делу.

Придя на допрос, вы должны предоставить следователю свои документы, чтобы он мог удостовериться в том, что это действительно вы. Также работник правоохранительных органов обязан озвучить вам ваши права: возможность отказаться от показаний против себя и близких родственников. Если ваши права не были озвучены, напоминать об этом не стоит – в будущем это поможет признать весь допрос незаконным, а значит – не учитывать все сведения, которые были на нем получены.

Отвечая на вопросы полицейских, ведите себя максимально естественно, не пытайтесь юлить, давать уклончивые или откровенно неправдивые ответы – лучше вообще отказаться озвучивать тот или иной факт, ссылаясь на ст. 51 Конституции РФ, если вы считаете, что он может вам навредить. Помните о том, что дача ложных показаний – это само по себе уголовное преступление, а за молчание никто вас наказать не сможет. Даже если следователь будет на вас давать, угрожать, старайтесь сохранять спокойствие, ведь любые ваши слова или действия позже могут быть использованы против вас.

Следите за действиями полицейских: ведётся ли протокол допроса (он обязателен), есть ли понятые (в некоторых ситуациях они обязаны присутствовать, например, когда планируется изымать у подозреваемого какие-то предметы, проводить обыск и т.д.), правильно ли записываются ваши ответы. Также следите за временем: беспрерывно допрос может продолжаться не более 4-х часов, после истечения этого времени вы можете требовать перерыва, посещения туалета, приема пищи и т. д. Суммарно же допрос не может продолжаться дольше 8 часов, а также проводиться в ночное время (с 23 до 6), кроме экстренных случаев, когда от результатов допроса может зависеть общественная безопасность.

Если вы вдруг резко почувствовали себя плохо (это нередко бывает из-за стресса, вызванного тем, что полиция вызывает на допрос ), сразу говорите об этом следователю. Он обязан оказать вам первую помощь, приостановить следственные действия, и, если есть необходимость, вызвать врачей или бригаду скорой помощи. Но плохое самочувствие – не защита от допроса: как только вам станет лучше или врачи дадут разрешение, разговор со следователем будет продолжен.

Наконец, когда допрос будет завершен, вас обязаны ознакомить с его протоколом и попросить подписать. Не спешите ставить свою подпись, внимательно перечитайте весь документ: каждое слово, каждая буква должны четко соответствовать тому, что вы говорили следователю. Особенно обращайте внимание на важные нюансы: даты, действия, суммы и т. д., словом, всё, что может быть использовано как доказательство против вас или близких. При нахождении малейших расхождений требуйте их исправить, и только после этого соглашайтесь подписать протокол.

Нужно ли присутствие адвоката при допросе свидетеля или подозреваемого?

Вызывать или не взывать адвоката на допрос – это личный выбор каждого, но нужно помнить, что это право, которое обеспечивается каждому гражданину РФ. Бытует мнение, что адвоката на допрос берут только те подозреваемые, кто точно виновен и им нужна защита. Если же человек знает, что он невиновен, то сможет справиться и без сторонней помощи. И это очень ошибочная точка зрения: никто не знает, чем может обернуться допрос, вполне возможно, что у полиции есть какие-то доказательства против вас, что вместе с психологическим воздействием может привести к признанию вины и неприятным последствиям. Кроме того, в присутствии адвоката полицейские будут намного более сдержанными и толерантными к допрашиваемому, будут следить за соблюдением всех процессуальных норм и прав человека. Исходя из этого, если вас вызвали на допрос в качестве свидетеля или подозреваемого, сразу же обращайтесь к адвокату по уголовным делам , излагайте ему суть ситуации и приглашайте вместе с вами на допрос. Помните, что чем раньше в дело вмешается профессиональный адвокат, тем проще и быстрее можно будет его уладить.

Читайте также:
Восстановление на работе после сокращения судебная практика

Заключение

Допрос – процедура очень неприятная (независимо от того, вызвали вас в качестве свидетеля или подозреваемого), но если к ней подойти с умом, помнить о своих правах и воспользоваться услугами профессионального адвоката , он пройдет без неприятных последствий.

Статья 17. Права подозреваемых и обвиняемых

3) обращаться с просьбой о личном приеме к начальнику места содержания под стражей и лицам, контролирующим деятельность места содержания под стражей, во время нахождения указанных лиц на его территории;

ГАРАНТ:

По делу о проверке конституционности пунктов 4 и 5 части первой статьи 17 и статьи 18 настоящего Федерального закона см. Определение Конституционного Суда РФ от 7 декабря 2001 г. N 276-О

4) на свидания с защитником;

ГАРАНТ:

О вступлении в силу пункта 5 части первой статьи 17 см. статью 52 настоящего Федерального закона

5) на свидания с родственниками и иными лицами, перечисленными в статье 18 настоящего Федерального закона;

6) хранить при себе документы и записи, относящиеся к уголовному делу либо касающиеся вопросов реализации своих прав и законных интересов, за исключением тех документов и записей, которые могут быть использованы в противоправных целях или которые содержат сведения, составляющие государственную или иную охраняемую законом тайну;

7) обращаться с предложениями, заявлениями и жалобами, в том числе в суд, по вопросу о законности и обоснованности их содержания под стражей и нарушения их законных прав и интересов;

ГАРАНТ:

О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу, см. Указ Президиума ВС СССР от 18 мая 1981 г. N 4892-X

8) вести переписку и пользоваться письменными принадлежностями;

9) получать бесплатное питание, материально-бытовое и медико-санитарное обеспечение, в том числе в период участия их в следственных действиях и судебных заседаниях;

10) на восьмичасовой сон в ночное время, в течение которого запрещается их привлечение к участию в процессуальных и иных действиях, за исключением случаев, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации;

ГАРАНТ:

О вступлении в силу пункта 11 части первой статьи 17 см. статью 52 настоящего Федерального закона

11) пользоваться ежедневной прогулкой продолжительностью не менее одного часа;

12) пользоваться собственными постельными принадлежностями, а также другими вещами и предметами, перечень и количество которых определяются Правилами внутреннего распорядка;

13) пользоваться литературой и изданиями периодической печати из библиотеки места содержания под стражей либо приобретенными через администрацию места содержания под стражей в торговой сети, а также настольными играми;

14) отправлять религиозные обряды в помещениях места содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, иметь при себе религиозную литературу, предметы религиозного культа – при условии соблюдения Правил внутреннего распорядка и прав других подозреваемых и обвиняемых;

15) заниматься самообразованием и пользоваться для этого специальной литературой;

ГАРАНТ:

О вступлении в силу пункта 16 части первой статьи 17 см. статью 52 настоящего Федерального закона

16) получать посылки, передачи;

17) на вежливое обращение со стороны сотрудников мест содержания под стражей;

18) участвовать в гражданско-правовых сделках.

Подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу и которые содержатся в следственных изоляторах и тюрьмах, имеют также право:

1) получать и отправлять денежные переводы;

2) заключать и расторгать брак, участвовать в иных семейно-правовых отношениях в случае, если это не противоречит настоящему Федеральному закону;

3) приобретать продукты питания и предметы первой необходимости в магазине (ларьке) следственного изолятора (тюрьмы) либо через администрацию места содержания под стражей в торговой сети;

4) подписываться на газеты и журналы и получать их;

5) получать от администрации при необходимости одежду по сезону, разрешенную к ношению в местах содержания под стражей;

6) на платные телефонные разговоры при наличии технических возможностей и под контролем администрации с разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, либо суда. Порядок организации телефонных разговоров определяется федеральным органом исполнительной власти, в ведении которого находится место содержания под стражей.

Подозреваемым и обвиняемым, содержащимся под стражей, при наличии соответствующих условий предоставляется возможность трудиться.

Читайте также:
Задержка рейса: что положено пассажирам, обязанности авиакомпании, сроки, компенсация

Подозреваемые, обвиняемые, содержащиеся под стражей, имеют право на получение компенсации в денежной форме за нарушение условий содержания под стражей, предусмотренных законодательством Российской Федерации и международными договорами Российской Федерации.

Законно ли удерживают человека в СИЗО на основании показаний другого подозреваемого?

Ст. 77.1 признана частично не соответствующей Конституции РФ Постановлением КС РФ от 28.12.2020 N 50-П. О правовом регулировании до внесения соответствующих изменений см. пункт 3 указанного Постановления.

УИК РФ Статья 77.1. Привлечение осужденных к лишению свободы к участию в следственных действиях или судебном разбирательстве

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

(введена Федеральным законом от 16.03.1999 N 49-ФЗ)

1. При необходимости участия в следственных действиях в качестве свидетеля, потерпевшего, подозреваемого (обвиняемого) осужденные к лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьме могут быть оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из указанных исправительных учреждений на основании мотивированного постановления следователя с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации или его заместителя либо приравненного к нему руководителя специализированного следственного органа или его заместителя, руководителя территориального следственного органа по субъекту Российской Федерации следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) или его заместителя – на срок, не превышающий двух месяцев, с согласия Председателя Следственного комитета Российской Федерации или его заместителя, руководителя следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при соответствующем федеральном органе исполнительной власти) – на срок до трех месяцев, а также постановления дознавателя с согласия прокурора субъекта Российской Федерации или его заместителя либо приравненного к нему прокурора или его заместителя – на срок, не превышающий двух месяцев, а с согласия Генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя – на срок до трех месяцев.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 161-ФЗ, от 24.07.2007 N 214-ФЗ, от 28.12.2010 N 404-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. При необходимости участия в судебном разбирательстве в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого осужденные могут быть по определению суда или постановлению судьи оставлены в следственном изоляторе либо переведены в следственный изолятор из исправительной колонии, воспитательной колонии или тюрьмы.

(в ред. Федерального закона от 08.12.2003 N 161-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. В случаях, предусмотренных частями первой и второй настоящей статьи, осужденные содержатся в следственном изоляторе в порядке, установленном Федеральным законом от 15 июля 1995 года N 103-ФЗ “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений” (далее – Федеральный закон “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”), и на условиях отбывания ими наказания в исправительном учреждении, определенном приговором суда. Право осужденного, привлекаемого в качестве подозреваемого (обвиняемого), на свидания осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом “О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений”. Право осужденного, привлекаемого в качестве свидетеля либо потерпевшего, на длительное свидание на территории исправительного учреждения или за его пределами и право несовершеннолетнего осужденного на краткосрочное свидание с выходом за пределы воспитательной колонии заменяются правом на краткосрочное свидание или телефонный разговор в порядке, предусмотренном частью третьей статьи 89 настоящего Кодекса.

(часть 3 в ред. Федерального закона от 05.04.2010 N 46-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

4. По окончании следственных действий или судебного разбирательства осужденные к лишению свободы, указанные в частях первой и второй настоящей статьи, переводятся в исправительную колонию, воспитательную колонию или тюрьму, в которых они отбывали наказание, если при этом судом им не изменен вид исправительного учреждения.

Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

Важный инструмент следователя: почему не пустеют СИЗО

Изоляторы в стране переполнены, а под домашний арест следователи отправляют обвиняемых неохотно. Пока не слишком эффективно работает и новая мера пресечения – запрет определённых действий. Сами СИЗО, если и улучшаются, то не слишком быстро. Например, в московских изоляторах не везде работает электронная очередь для адвокатов, поэтому те по старинке выстраиваются в «живую», чтобы попасть к своим доверителям. Эксперты рассказали, как уже сейчас суды могут решить часть из этих проблем.

В России существует восемь видов мер пресечения: от подписки о невыезде до заключения под стражу. Чем менее тяжкое преступление инкриминируется обвиняемому, тем больше у него шансов получить меру, которая не будет связана с лишением свободы, говорит Дмитрий Солдаткин, управляющий партнёр МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) МКА «Солдаткин, Зеленая и Партнёры» (SZP Law) Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Уголовное право × . Закон предусматривает, что если наказание по вменяемому составу не превышает трёх лет лишения свободы, то под стражу фигуранта такого дела стоит отправлять только в исключительных случаях. Тем не менее следователи стараются заключить обвиняемых именно в СИЗО. На начало текущего года там находилось 99 722 человека. Из них 9625 – в столичных изоляторах. Это почти на 11% выше установленной нормы. Лимит численности заключённых, которые находятся в московских СИЗО, превышен седьмой год подряд.

Читайте также:
Вид на жительство в Греции для россиян: условия и порядок получения

Сколько можно держать под стражей

Действующим законодательством предусмотрено, что держать обвиняемого под стражей при расследовании преступления можно не дольше двух месяцев по общему правилу. Но этот срок УПК позволяет продлевать.

2 месяца под стражей. Чтобы продлить этот срок, следователь сообщает суду, что не успел завершить предварительное расследование.

6 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, необходимо наличие сразу двух условий. Во-первых, обвиняемому инкриминируют совершение тяжкого или особо тяжкого преступления. Во-вторых, следователь должен указать конкретные обстоятельства, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.

12 месяцев под стражей. Чтобы продлить этот срок, обвиняемый должен проходить по категории особо тяжких преступлений (убийство, получение взятки в крупном и особо крупном размере, вымогательство, совершённое в особо крупном размере или совершённое организованной группой).

18 месяцев под стражей – максимальный срок под стражей на стадии предварительного расследования.

Не позже чем за месяц до того, как истекают предельные полтора года в изоляторе, следователь обязан предоставить обвиняемому и его защите материалы дела для ознакомления. Если сотрудники правоохранительных органов не успеют это сделать, то арестанта должны немедленно освободить. Но на этом этапе начинаются новые хитрости силовиков. Во-первых, следствие может возобновить предварительное расследование по надуманным или заранее подготовленным основаниям, говорит бывший следователь СКР по особо важным делам, а теперь партнёр Адвокатское бюро ZKS Адвокатское бюро ZKS Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 16 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 41 место По выручке Профайл компании × Алексей Новиков. Таким образом, как минимум ещё три месяца пребывания обвиняемого в СИЗО фактически гарантировано.

Ещё один вариант – затянуть саму процедуру ознакомления с делом. В законе нигде не указано, что следователь на этом этапе обязан предоставить все материалы дела сразу. Иногда это невозможно из-за технических причин, замечает адвокат Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Артем Чекотков: «И уложившись один раз в установленный законом срок, следователь в дальнейшем может предъявлять обвиняемому тома дела порционно, по одному-два в неделю».

Экс-следователь МВД, адвокат Адвокатское бюро «Торн» Адвокатское бюро «Торн» Региональный рейтинг. × Фархад Тимошин подтверждает такой подход и объясняет его ещё и тем, что к началу ознакомления дело обычно не сшито и не пронумеровано: «Есть пару томов, которые дают читать по 50–100 страниц в день. А за это время доделывается и дошивается всё остальное задними числами». Процесс затягивается, и следователь просит суд оставить обвиняемого под стражей, чтобы «завершить ознакомление обвиняемых и их защитников в связи со значительным объёмом материалов уголовного дела». В таких случаях суд обязан выяснить, из-за чего случилась подобная задержка и не произошла ли она из-за неэффективной работы следователя (Постановление Пленума Верховного суда № 41 от 19 декабря 2013 года «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). Но на практике суды фактически не проверяют обоснованность доводов силовиков, констатирует Людмила Щедрова из Феоктистов и партнеры Феоктистов и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × .

Другая хитрость – вменить арестованному ещё один состав, но более тяжкий. Тех, кто проходит по мошенническим статьям, следователи обвиняют в создании преступной группы (ст. 210 УК), приводит пример юрист. Благодаря такой «искусственной квалификации» срок содержания под стражей получается продлить с одного года до полутора лет.

Обсуждаемые сроки относятся только к стадии предварительного расследования. Когда дело передали в суд или вернули прокурору для допследствия, срок содержания под стражей начинает исчисляться заново. Таким образом, суд может продлить арест обвиняемому при возвращении дела в надзорный орган, даже если тот просидел в изоляторе уже гораздо дольше 18 месяцев. Из-за подобного регулирования житель Московской области Сергей Махин провёл под арестом более пяти лет: его дело суд дважды возвращал в прокуратуру. Обвиняемый обжаловал в Конституционном суде нормы УПК, которые позволяют держать арестанта в СИЗО неограниченное количество времени. Но КС признал подобное регулирование правомерным, указав лишь на необходимость исправлять все ошибки следствия в разумные сроки.

На практике следователь часто пытается поместить обвиняемого под стражу, чтобы оказать на него давление, если тот сам не признаёт свою вину, объясняет адвокат Забейда и партнеры Забейда и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право × Николай Яшин. Следователь в этом случае приводит формальные доводы, говорит эксперт: «Например, что лицо не обременено семьёй или официально не трудоустроено, обвиняется в совершении тяжкого / особо тяжкого преступления, а потому может скрыться». Но подобный подход выглядит устаревшим в век современных технологий, говорит Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр Яблоков и партнеры Яблоков и партнеры Региональный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры группа Уголовное право группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции × : «Когда есть браслеты слежения, а сигнализация срабатывает моментально – стоит только обвиняемому отдалиться на 30–50 метров от того места, куда его поместили под домашний арест». Юрист соглашается с коллегой и тоже утверждает, что отправка в изолятор – это способ сделать человека сговорчивее и побудить его признать вину, этот способ облегчает работу правоохранителям.

Читайте также:
Чем договор купли-продажи отличается от договора поставки?

Я не знаю ни одного случая, когда помещённый под домашний арест человек скрылся. Бывают редкие случаи, когда опоздал с прогулки на несколько минут, нарушил периметр прогулки (ушёл дальше установленных 2 км) или домой приехал кто-то из лиц, проходящих по делу. Но чтобы кто-то сбежал или угрожал свидетелям, находясь под домашним арестом, я таких случаев не знаю.

Вячеслав Яблоков, управляющий партнёр «Яблоков и партнеры»

Состояние изоляторов

Главным испытанием за решёткой становятся неудовлетворительные условия в российских изоляторах. Жалобы на это ежегодно доходят до ЕСПЧ. В 2012 году Страсбургский суд по делу «Ананьев и другие против России» обязал Россию срочно принять меры для устранения пыточных условий содержания в СИЗО. Суд указал, что переполненность изоляторов связана со злоупотреблением арестами как мерой пресечения, а у заключённых россиян отсутствуют эффективные средства правовой защиты. При этом на подобные нарушения жалуются арестанты и из столичных изоляторов. Так, Сергей Караченцев из Петербурга отсудил в ЕСПЧ компенсацию за то, что почти год содержался в переполненной камере размером 18 кв. м, где на восьми спальных местах разместили 10 заключённых, хотя норма площади для одного заключённого СИЗО – не менее 4 кв. м.

По словам Яшина, доводы жалоб в ЕСПЧ на условия содержания в изоляторах обычны сводятся к нескольким моментам:

  • перенаселённость камер, из-за чего приходится спать по очереди;
  • наличие паразитов (клопов, вшей, тараканов);
  • необходимость справлять нужду в камере на виду у всех сокамерников;
  • нахождение курящих и некурящих в одной камере при отсутствии вентиляции;
  • металлические жалюзи на окнах, которые мешают пропускать солнечный свет в камеру.

Эксперт утверждает, что постепенно условия в столичных и подмосковных изоляторах меняются в лучшую сторону: «У одного из доверителей в камере был огороженный туалет, а если и было перенаселение, то временное и на пару человек». Тем не менее всё может зависеть от конкретной камеры, подчёркивает Яшин: «Даже в рамках одного СИЗО условия содержания могут отличаться».

Все зависит от региона, руководства учреждения, наполненности изоляторов и многих других факторов. Где-то введена и успешно функционирует электронная очередь, где-то сделан ремонт или вовсе открыто новое СИЗО, а есть и такие, где не требуют разрешения должностного лица на посещения подзащитного. Но переполненность СИЗО, отсутствие полного штата сотрудников, недостаточное количество следственных кабинетов сводят на нет все улучшения. При переполненном СИЗО возможность записаться в электронную очередь возникает порой раз в неделю. Отсутствие полного штата сотрудников и нежелание таковых работать приводят к тому, что вывод подзащитного в следственный кабинет приходится ждать часами. Только комплексный подход в каждом таком учреждении может изменить сложившуюся плачевную ситуацию.

Постепенно пытаются решить проблему и с допуском адвокатов к подзащитным. Для этого в СИЗО вводят электронную очередь. Но пока такая система работает лишь в 60 изоляторах, треть из которых находится в столичных регионах: Москве, Петербурге, Подмосковье и Ленобласти. Но в большинстве субъектов РФ ситуация с проходом к доверителям остаётся на затруднительном уровне, констатирует Щедрова. Даже в столице до сих пор действует неписаное правило, что адвоката не пропустят к подзащитному в СИЗО без разрешения от следователя, рассказывает партнёр Коблев и партнеры Коблев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Тимур Хутов: «Да, это незаконно, да, можно обжаловать, но на обжалование уйдет два-три месяца, в течение которых человек будет находиться без поддержки».

Изменение меры, новая норма

Если изначально ареста не удалось избежать, то стоит попробовать смягчить меру пресечения в дальнейшем. Во-первых, это можно сделать по формальным основаниям – когда меняется стадия уголовного судопроизводства. Если все следственные действия прошли, доказательства собрали, то суд вправе прийти к выводу, что излишне дальше держать человека под стражей, объясняет Щедрова. Не лишним будет привлечь аппараты омбудсменов, СМИ и общественность, рекомендует Новиков. Но, по его словам, намного эффективнее предупредить арест, нежели потом «поворачивать государственную машину вспять». Второй вариант – изменить меру пресечения по «субъективным» основаниям. Такое возможно, когда арестант признаёт вину, активно сотрудничает со следствием и изобличает других соучастников.

Наконец, самый удачный расклад событий – арест отменяют, так как нет доказательств, что обвиняемый будет мешать расследованию, может скрыться или продолжит заниматься преступной деятельностью, говорит юрист. Тогда обвиняемого могут отправить под домашний арест, выпустить под залог, личное поручительство или подписку о не выезде либо применить в отношении него новую меру – запрет определённых действий (ст. 105.1 УПК). Её ввели у нас весной прошлого года. В зависимости от тяжести преступления сроки такой меры составляют 1–3 года.

Чтобы запретить какие-то действия, судье необходимо как можно детальнее погрузиться в обстоятельства конкретного дела. И в этом случае не получится ограничиться общими фразами и ссылками на то, что обвиняемый может угрожать неопределённым абстрактным лицам, отмечает Чекотков. Зато такая мера будет способствовать эффективному расследованию, уверен эксперт. По данным Caselook, её применяют в основном к фигурантам дел о краже или мошенничестве.

Читайте также:
Иностранные банки в России и Москве для физических лиц: список банков на 2022 год

Вместе с тем введение новой меры пресечения ухудшило положение тех, кому выбирают домашний арест. По старым правилам таким арестантам в определённых случаях разрешались прогулки, но сейчас суды исходят из того, что запрет покидать жилое помещение является абсолютным, замечает Солдаткин. Так как домашний арест применяется чаще, чем запрет определённых действий, то введение ст. 105.1 УПК ухудшило положение арестантов, констатирует юрист. Недоработкой законодателя является и тот факт, что пока время, на которое запретили те или иные действия, никак не засчитывается в окончательный срок наказания, подчёркивает эксперт.

Роль суда и законодателя

Опрошенные эксперты сходятся в том, что нужно сделать более активной роль суда, когда речь идёт об определении меры пресечения и её продлении. Именно суд должен пресекать ситуации, когда следователь обосновывает невозможность завершить расследование исключительно голословными, а иногда и ложными фактами, обращает внимание Щедрова. По её словам, в ходатайстве следователя о продлении срока содержания под стражей порой можно встретить заверения в том, что продление срока требуется для осмотра фонограмм или видеозаписей, а это требует большого количества времени. Но затем, уже в стадии ознакомления с материалами дела, выясняется, что эти действия либо вообще никогда следователем не проводились, либо проводились в другой период времени, рассказывает юрист.

Ещё одна порочная практика, от которой стоит избавиться, – попытки следователей «обойти» законодательный запрет, по которому нельзя отправлять в СИЗО предпринимателей. По словам Щедровой, суды в таких случаях отправляют бизнесменов в СИЗО, пользуясь абстрактной формулировкой, что «деяния, инкриминируемые обвиняемым, не могут быть расценены как непосредственно связанные с законной предпринимательской деятельностью». Хотя с точки зрения ГК эти действия отвечают всем признакам предпринимательской деятельности, отмечает эксперт.

Для начала необходимо добиться соблюдения уже действующего закона. Что-то изменять и вводить всё новые и новые нормы нет никакого смысла, если они всё равно не будут исполняться. Нужно приложить максимум усилий, чтобы исключить формальный подход к исполнению своих обязанностей должностными лицами.

Алексей Новиков, партнёр АБ «ЗКС»

Хутов объясняет подобную жёсткость судов по обсуждаемому вопросу тем, что судьи боятся принимать мягкие решения, чтобы их не заподозрили во взятках. Ещё одна причина – судьи не всегда знают реальные условия в российских изоляторах, полагает Яблоков. Чтобы исключить такой фактор, он предлагает ввести обязательное посещение СИЗО хотя бы раз в три года для тех судей, которые дежурят по арестным материалам: «И не просто по двору походить, а побывать в камере, увидеть жизнь и быт человека, посмотреть на условия, в которые своими решениями человека отправляют». Юрист уверен, что такое нововведение будет эффективнее любых разъяснений высшего судебного органа страны.

Законы у нас великолепные, а при их соблюдении СИЗО можно разгрузить, но вот правоприменение хромает. Все кивают друг на друга.

Фархад Тимошин, адвокат АБ «Торн»

Ещё одной концептуальной новеллой может стать введение системы обязательных критериев, по которым будут оценивать общественную опасность лица и вменяемого ему преступления. Такой вариант предлагает адвокат, партнёр Romanov & Partners Law Firm Romanov & Partners Law Firm Федеральный рейтинг. группа Уголовное право Профайл компании × Матвей Протасов, который считает подобные критерии более объективными, чем просто тяжесть преступления.

1) По объективной стороне деяния: обвиняемый совершил насильственное или ненасильственное преступление.

2) По мотиву и цели: корыстный, хулиганский или с целью обороны.

3) По свойствам самого субъекта: впервые совершил или нет, имеет ли склонность к насилию, какие у него характеристики.

Запрет на заключение под стражу по «предпринимательским» преступлениям – частный случай применения такой концепции.

Другая проблема, что действующий закон не предусматривает возможности комбинировать ограничения для обвиняемого. Это приводит к тому, что следователь избирает самый благоприятный для себя вариант – заключение под стражу, констатирует Чекотков. А в идеале, по его словам, нужно из массы разных запретов конструировать оптимальный вариант обеспечительного механизма, который подойдёт к конкретной ситуации. Он приводит в пример Францию, где альтернативой заключению под стражу является так называемый институт судебного контроля, который включает в себя 16 вариантов ограничений. И следственный судья может их комбинировать, изменять или отменять по собственному усмотрению.

Что делать, если вас вызвали на допрос или задержали

Доследственная проверка и несколько дней после возбуждения уголовного дела – это время, когда во многом определяется перспектива уголовного дела. Чтобы упростить себе работу сотрудники правоохранительных органов в нарушение конституционного права на защиту опрашивают потенциальных обвиняемых без адвоката, приглашают их «просто побеседовать», допрашивают сначала в качестве свидетелей и лишь затем – в качестве подозреваемого (обвиняемого) и предпринимают другие действия для получение «царицы доказательств» – признательных показаний.

К сожалению, к адвокату, который профессионально и добросовестно относится к защите клиента, часто обращаются уже тогда, когда первоначальные следственные и оперативно-розыскные мероприятия уже проведены, признательные показания получены и ситуация стала гораздо хуже, чем могла бы быть.

Понимая, что не всегда возможно быстро заключить соглашение с квалифицированным адвокатом, дам несколько рекомендаций, следуя которым можно избежать фатальных ошибок и создать основу для успешной защиты по делу в последующем.

  1. Если вас вызывают на допрос в качестве свидетеля или на «беседу» в правоохранительные органы – подумайте о своей юридической безопасности.
Читайте также:
Сличительная ведомость образец заполнения - результатов инвентаризации

В практике стал уже «классическим» приём, когда человека сначала приглашают дать показания в качестве свидетеля, а затем переводят в статус подозреваемого или обвиняемого. Так делают для того, чтобы ограничить возможности для защиты: в отличие от подозреваемого и обвиняемого свидетель имеет меньше процессуальных прав. Например, он не может отказаться давать показания (за исключением случаев, когда они касаются его или близких родственников). Также ему не положена помощь адвоката по назначению государства. Если есть опасения, что вызов на допрос или встречу с оперативными сотрудниками может закончиться для вас неблагоприятно – вы вправе заключить соглашение с адвокатом, который будет представлять ваши интересы на следственных или оперативно-розыскных мероприятиях. Практика показывает, что своевременное участие профессионального юриста часто помогает избежать в последующем уголовного преследования или, как минимум, обвинения «с запасом».

Помните: если вас задержали, вызвали на допрос как подозреваемого, предъявили обвинение – вы не обязаны давать показания. Сказанное «под протокол» (особенно в ситуации стресса, например, после задержания) в последующем крайне сложно объяснить тем, что «вас не так поняли», «вы не то имели в виду» и т.п. Даже если следователь записал в протокол то, что вы не говорили, но вы это подписали, – формально доказательство против вас уже есть. До тех пор, пока не ясна хотя бы предварительная ситуация с доказательствами по делу и не получена подробная консультация адвоката, я бы рекомендовал вообще не давать показания. Дать показания никогда не поздно, а преждевременные показания чаще используются во вред допрашиваемому, а не идут ему на пользу.

  1. Не верьте обещаниям следователя не заключать вас под стражу в обмен на признательные показания.

По делам о тяжких и особо тяжких преступлениях следователи почти всегда ходатайствуют о заключении под стражу – вне зависимости от признательных показаний, предыдущих заслуг подозреваемого (обвиняемого), его семейного положения и т.п. Суды удовлетворяют такие ходатайства в 90% случаев. Если уголовное дело касается преступления небольшой или средней тяжести, следователи, во-первых, сами гораздо реже выходят с ходатайством о заключении под стражу, а, во-вторых, суды неохотно идут им навстречу. Есть ли при таком положении дел смысл давать признательные показания, поверив обещаниям следователя и надеясь на подписку о невыезде или домашний арест, – каждый решает сам.

  1. Читайте все документы, которые подписываете, и по возможности сделайте с них копии или выписки. Все ходатайства заявляйте в письменном виде – в протоколах следственных действий или на отдельных листах (оставляйте у себя второй экземпляр ходатайства с отметкой следователя об их получении).

Вы должны понимать суть следственных действий, значение результатов и свои процессуальные права. Если вам что-то непонятно – спрашивайте у адвоката. Ни в коем случае не подписывайте пустые бланки. Также просите у следователя копии постановлений о возбуждении уголовного дела, о привлечении в качестве обвиняемого и т.п., протоколы допросов и иных следственных действий с вашим участием. Если следователь отказывается предоставить такие копии, но у вас есть возможность сфотографировать эти документы (например, на телефон) – фотографируйте. Если фотографирование невозможно – делайте выписки. Аналогичные права имеет ваш адвокат.

  1. Адвокат должен принимать участие во всех следственных действиях с вашим участием.

Если адвокат реально не участвовал в проведении следственного действия – указывайте это в протоколе. Это позволит подстраховаться от случаев, когда протокол подписывается недобросовестным защитником «задним числом». Кроме того, при подобном отношении адвоката к выполнению своих профессиональных обязанностей задумайтесь о том, чтобы сменить защитника. Для этого вы или родственники могут заключить соглашение с другим адвокатом либо – при отсутствии средств на оплату – написать заявление об отказе от услуг предыдущего защитника, указав на его недобросовестное отношение и в чём именно оно проявляется, и попросить назначить другого защитника. По закону отказ от адвоката не является обязательным для следователя, но при развёрнутом и конкретном обосновании заявления шансы на его удовлетворение неплохие.

  1. В случае задержания вы имеете право на звонок близким и помощь адвоката.

Если вас задержали, вы вправе позвонить близким. Сообщите, где именно вы находитесь, почему вас задержали, попросите собрать документы о трудоустройстве, жилье и семейном положении, получить быстро характеристику от соседей и с места работы (в частности, эти документы могут пригодиться в суде при рассмотрении ходатайства о мере пресечения). Как правило, человека задерживают с участием адвоката по назначению государства, поэтому если есть такая возможность – попросите родственников найти адвоката для заключения соглашения на вашу защиту по уголовному делу. В любом случае вы имеете право на конфиденциальное общение с защитником до первого допроса продолжительностью, как минимум, два часа. За то время, пока задержанный общается с явившимся к нему адвокатом по назначению, родственники могут быстро сориентироваться и пригласить адвоката по соглашению. К сожалению, не всегда это получается сделать оперативно, поэтому напомню ещё раз об опасности давать показания сразу же после задержания.

  1. Если вас избивали сотрудники правоохранительных органов – сразу же, как это становится возможным, пройдите медицинское освидетельствование.
Читайте также:
Ориентирующая фотосъемка: что это такое, описание и особенности

Практика применения физической силы для получения признательных показаний не ушла в историю. О применении к вам физической силы можно указать в протоколах следственных действий, сообщить адвокату или в жалобах. При этом необходимо подробно указывать, где, кто, когда, каким образом применял физическую силу. Особенно важно пройти медицинское освидетельствование – настолько быстро, насколько это позволяет ситуация. Если вас отпустили после задержания – сразу же пройдите освидетельствование (во Владимире это можно сделать, например, в Бюро судебно-медицинской экспертизы по адресу ул. Большая Нижегородская, д.65-«а»). Если после задержания вас поместили в ИВС – просите, чтобы телесные повреждения и просьбы о медицинской помощи были зафиксированы в журнале первичного опроса и регистрации оказания медицинской помощи лицам, поступающим для содержания в ИВС. Также постарайтесь обменяться контактами с теми, кто мог видеть у вас телесные повреждения (это могут быть, например, другие задержанные, сокамерники и т.п.).

Адвокат Никонов Максим Андреевич

Если Вам нужна помощь адвоката по уголовному, семейному, гражданскому праву – Вы можете позвонить по телефону 8-910-188-73-21 либо написать на электронную почту nikonovma@gmail.com или в telegram.

В сизо – только с разрешения следователя?

Следователь – «более равноправная» сторона состязательного процесса, поскольку может решать вопрос свидания адвоката с подзащитным?

Шило Геннадий

ФСИН России дезорганизует работу адвокатов в течение 16 лет, установив, вопреки требованию ч. 4 ст. 49 УПК РФ, порядок, в силу которого адвокату отказывают в допуске в СИЗО к обвиняемому без разрешения следователя.

Местный закон ФСИН
Кто, кроме ФСИН, виноват в этом?

Думаю, что прежде всего – мы сами. Адвокаты приспособились, решая проблему следующим образом: «Получу за 10 минут разрешение следователя и не буду убивать время и силы на войну с нарушающей закон Федеральной службой исполнения наказаний. Зачем кому-то что-то доказывать?»

22 июня 2017 г. СИЗО № 1 («Матросская Тишина») подтвердил, что, несмотря на принятые недавно поправки в УПК РФ, прямо указывающие на то, что адвокат имеет право на допуск в СИЗО к подзащитному с момента вступления в уголовное дело в качестве защитника по предъявлении удостоверения адвоката и ордера, у СИЗО свой «местный закон ФСИН» – пропускать адвокатов к сидельцам только с разрешения следователя, иначе «их лишат премии». Причем никаких следов отказа на заявлении не остается.

Около трех месяцев назад я получил отказ администрации СИЗО № 2 («Бутырка») в допуске к обвиняемому по причине запрета такого допуска «секретной инструкцией» и потерял тогда два дня на попытку реализации своего законного права. Помня о действии в течение 16 лет «местного закона ФСИН», на этот раз я отправился в СИЗО № 1 («Матросская Тишина») в сопровождении понятого – адвоката-профессора Л.И. Тухватуллиной – для встречи с «резонансным» обвиняемым Дмитрием Богатовым.

В бюро пропусков мы сразу наткнулись на заслон. Убеждали в законности своих действий сначала сотрудницу бюро, подписывающую требование на пропуск в СИЗО № 1, потом ее руководителя, затем 35 минут ожидали решения высшего руководителя, который, исследовав представленный нами избыточный пакет документов – заявление с приложением к нему ордера и удостоверения адвоката с их копиями, основанный на законе ответ Минюста о недопустимости нарушения прав адвокатов-защитников, а также соответствующий фрагмент из Федерального закона от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», – связывался по телефону с прокурором.

Спустя более часа мы все-таки получили разрешение пройти в СИЗО, «но только раз, сегодня, в следующий раз без разрешения следователя не пустим».

В процессе этой 65-минутной процедуры сотрудники СИЗО созвонились со следователем, рассказали ему, чего хотят адвокаты, обсудили с ним вопрос, пускать или нет, затем молча передали мне трубку, и состоялся следующий диалог:
– Слушаю вас…
– А я слушаю вас…
– Вы чего хотите?
– Попасть к обвиняемому Богатову.
– Получите у меня разрешение.
– Но вы же не руководитель мой, чтобы просить вашего разрешения.
– Но если вы обратитесь, я, безусловно, разрешу.
– Разве у нас не состязательный процесс и мы не равные процессуально стороны?
– Вы меня просвещаете?
– К сожалению…
– Я не могу приказать сотрудникам СИЗО.
– Я знаю, они должны действовать по закону.

Выше упоминался аналогичный случай с сотрудниками СИЗО № 2 («Бутырка»), которые 11 апреля 2017 г. не пустили адвоката к обвиняемому. Тогда, 14 апреля 2017 г., было составлено аргументированное обращение (на 5 листах) к Генеральному прокурору РФ и министру юстиции РФ. В нем содержался такой фрагмент: «Доколе еще терпеть беззаконие ФСИН? Обращаюсь, ибо проблема свидания адвоката с обвиняемым касается всей российской системы права».

17 апреля 2017 г. Президент подписал всем нам известный Закон: ордер, документ адвоката – и все.

2 мая 2017 г. Генеральная прокуратура РФ (вместо надлежащих мер прокурорского реагирования на всероссийскую проблему) направила обращение в Прокуратуру г. Москвы, которая 11 мая переправила жалобу на ФСИН во ФСИН, преобразовав всероссийскую проблему в личную проблему адвоката.

Читайте также:
Пособия пенсионерам инвалидам 2 группы в СПБ и Ленобласти в 2022 году

17 мая 2017 г. Министерство юстиции РФ отреагировало по существу: защитнику «свидания предоставляются по предъявлении удостоверения адвоката и ордера» и – «истребование у адвоката иных документов запрещается».

Третий месяц Закону, а ФСИН, как и 16 лет назад, не хочет по нему жить.

А что в суде?
Так сегодня обстоит дело с защитой прав обвиняемых и их защитников на свидание в досудебной стадии уголовного процесса. А что в суде?

По уголовному делу, находящемуся в суде, СИЗО требует представить разрешение судьи на свидание. Судью не всегда можно застать (он то в процессе, то на приговоре), а если застанешь – это еще не значит, что убедишь его подписать подготовленный секретарем проект разрешения на свидание. На это нужно затратить силы и время, иногда немалые.

Опять же свежий пример. Адвокат явился в Тверской районный суд г. Москвы с письменным заявлением получить разрешение судьи на свидание с подзащитным Б., содержащимся в СИЗО № 2 г. Москвы. В канцелярии по уголовным делам его направили к судье З., занятой в это время рассмотрением дела. В паузе между слушанием судья переадресовала ожидавшего адвоката к другому судье – К., который тоже оказался, как информировали адвоката, «в большом деле» и «освободится не скоро», так что «извините, только после обеда…» Вежливому секретарю суда адвокат оставил предварительно заготовленное письменное прошение: «Для согласования позиции в апелляционной инстанции Московского городского суда прошу разрешить свидание с подзащитным… Приложение…»

После обеда секретарь сочувственно сообщила адвокату, что судья не подписал разрешение: хотя дело о продлении содержания под стражей находится в суде и через три дня будет направлено в Мосгорсуд, но оно числится за ГСУ МВД по г. Москве, там адвокату и дадут разрешение.

Не помогло объяснение, что адвокат на стадии следствия не работал, что соглашение заключено на оказание помощи в апелляционной инстанции. Судья К. остался при своем мнении.

У нас своя инструкция – ФСИН
Понятно, что адвокат – это защита, следователь у нас – это часть обвинения. Обвинение и защита – равноправные стороны состязательного процесса. Но получается, что следователь «более равноправен», чем адвокат. Выходит, он выше по статусу, поскольку может разрешить адвокату свидание с подзащитным, а может и не разрешить. Такой вот противоречащий закону состязательный процесс внедрен во всероссийскую судебную практику Федеральной службой исполнения наказаний РФ при попустительстве Московского городского суда, который в этой сфере сформировал порочную практику районных судов, не реагируя посредством вынесения частных постановлений и определений на такие нарушения.

Но вернемся к странному с процессуальной точки зрения эпизоду с судьей К., который за разрешением на свидание отослал адвоката к следователю. Адвокат решил пройти весь тернистый путь к своему подзащитному и встретиться с ним. Выкроив время в последний рабочий день перед апелляционным рассмотрением уголовного дела подзащитного, защитник явился в СИЗО № 2 («Бутырка»), заполнил требование на беседу с подзащитным, предъявил в бюро пропусков требуемые по закону удостоверение адвоката и ордер, и рядовая сотрудница бюро пропусков (после телефонной консультации с руководством) озвучила отказ: «У вас нет разрешения на свидание». Пришедшему заместителю начальника смены В. защитник раскрывает УПК РФ:
– Читайте, часть 4 статьи 49.
– Да мы ее наизусть знаем.
– Тогда в чем дело?
– У нас своя инструкция – ФСИН.
– А как же закон?

Дополнительно к документу и ордеру адвокат достает адресованный ему оригинал извещения суда: «Смотрите, сегодня последний день перед судом, можете сорвать процесс, понимаете это?» «Понимаю, – отвечает замначальника, – но где печать на извещении суда? Разговор закончен».

На приеме замначальника СИЗО заявляет: «Я эти вопросы не решаю. Обратитесь письменно, и мы в течение месяца ответим…» Глупость или издевательство? Никаких виз, следов правового беспредела здесь не оставляют.

Табличка: «Горячая линия ФСИН по городу Москве». Пытаемся связаться. Бутафория, телефон не работает. Долго дозваниваемся по мобильному. Сначала попадаем к дежурному (стандартное «Я эти вопросы не решаю»), просим пригласить то должностное лицо, которое этим занимается. Приглашен К.: «Сейчас уточню и вам перезвоню». Не звонит полчаса. Снова звоним мы и получаем ответ: «Вам же объяснили, что не могут вас пустить, мы им приказать не можем».

Звонки во ФСИН России – один успешный: (495) 983-85-58. Ответили, что надо обращаться к начальнику приемной ФСИН, «она будет через 30 минут». Через 30 минут – «звоните через час», потом «звоните после 13 часов», «звоните через 40 минут». И так до конца рабочего дня.

Нужна ли такая ФСИН?

Безнаказанность – мать беззакония и анархии. Аксиомой должна быть норма: представил адвокат ордер и удостоверение – никто не вправе помешать ему встретиться с обвиняемым. Под угрозой уголовной ответственности за превышение должностных полномочий. Иначе еще годы будем топтаться на месте, долго и безуспешно пытаясь решать даже самые простые вопросы.

Читайте также:
Восстановление на работе после сокращения судебная практика

Отказ от дачи показаний: к каким последствиям он приведет?

Отказ от дачи показаний: к каким последствиям он приведет?

Любой гражданин, хоть однажды побывавший на допросе или обращавшийся с заявлением в органы полиции знает о существовании ст.51 Конституции РФ, гласящей о том, что никто не обязан свидетельствовать против самого себя, супруга и близких родственников (бабушек, дедушек, внуков, братьев и сестер, родителей, усыновителей и усыновленных). Смысл этой нормы, казалось бы, ясен: в ходе дачи объяснений или на допросе у следователя, дознавателя или в суде можно хранить молчание, если сказанное может навредить самому гражданину или его близким. Многие юристы призывают пользоваться предоставленным ст. 51 Конституции правом во всех случаях, утверждая, что молчание гарантированно избавит Вас от возможных неприятностей. Но на самом деле все не так просто.

Разберем некоторые утверждения, предлагаемые в Интернете как руководство к действию.

«Если хотите отказаться от показаний – ссылайтесь на статью 51 Конституции РФ». Путем анализа ст.51 Конституции РФ можно сделать вывод, что в указанной статье речь идет о праве гражданина на отказ от дачи показаний только в части признания им своей вины в инкриминируемом преступлении или в части изобличения его близких. Следовательно, лицо вправе не сообщать лишьте сведения, сообщение которых может повлечь привлечение его к ответственности, либо привлечение к ответственности его близких родственников, , а не хранить общее молчание.

К чему же ведет отказ допрашиваемого от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции РФ? Фактически гражданин дает понять, что он или его близкие совершили то или иное преступление, но говорить о нем он не желает. Поэтому опытные уголовные адвокаты советуют не ссылаться в протоколах допросов на указанную статью: на практике это может трактоваться как косвенное признание своей вины.

Можете отказаться от дачи показаний, но сослаться на п.2 ч. 4 ст. 46 и п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ: эти положения закрепляют право подозреваемого и обвиняемого ничего не сообщать следствию относительно имеющихся в отношении них подозрений или обвинений. Тогда такой отказ будет воспринят правильно, а не как косвенное признание своей вины. При этом стоит быть готовыми к тому, что следователь или дознаватель будут настаивать на том, чтобы Вы объяснили свой отказ, сославшись на ст. 51 Конституции РФ; в этом случае можно напомнить следователю, что показания даёте Вы, пользуясь предоставленными Вам законом правами, при этом Вы, не являясь юристом, не обязаны знать номера статей законов.

«Отказаться от дачи показаний могут любые допрашиваемые лица».

Конечно, это касается не всех: так, например, свидетели и потерпевшие показания давать обязаны, а за отказ от дачи показаний этих лиц можно привлечь к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ. Однако здесь действует оговорка: субъекту не грозит данная статья, если он отказывается свидетельствовать против самого себя или своих близких.

Таким образом, свидетель и потерпевший при даче показаний могут пользоваться ст. 51 Конституции РФ только в отношении тех сведений, которые могут повлечь привлечение их к уголовной ответственности. К примеру, отказ свидетеля или потерпевшего от дачи показаний относительно фамилии, имени и отчества, иных персональных данных, также отказ дать показания относительно обстоятельств совершённого преступления другим лицом, не являющимся близким родственником допрашиваемого, повлечёт привлечение его к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ.

С другой стороны, если свидетель все же пожелает давать показания, ему следует быть особенно внимательным: нередки случаи, когда в последующем его статус меняется на подозреваемого или обвиняемого. Такая «уловка» ранее часто использовалась следователями, чтобы получить от граждан нужную информацию для дальнейшего ведения расследования. Между тем Конституционный Суд РФ разъяснил, что независимо от формального статуса участника процесса, в случае привлечения лица к уголовной ответственности впоследствии, он вправе отказаться от дачи показаний, за что его к ответственности по ст. 308 УК РФ привлечь нельзя.

«Отказ от показаний усложнит работу следствия и позволит оказаться подозреваемому (обвиняемому) в более выигрышном положении».

В данном случае все зависит от ситуации. Отказ от дачи показаний можно использовать, если подозреваемый или обвиняемый не успел тщательно продумать стратегию защиты, сомневается насчет того, может ли ему навредить та или иная информация, не знает, какие доказательства собраны следствием против него Между тем, отказ от дачи показаний лицом, привлекаемым к уголовной ответственности, это по существу и отказ от своей защиты, отказ от опровержения обвинения или подозрения и отказ от предоставления своей версии событий.

Для следственных органов же отказ от дачи показаний – это, скорее плюс, поскольку если показаний нет, то и опровергать изложенные в них фактыне нужно, да и сама позиция защиты в деле отсутствуют. А это, в свою очередь, позволяет направлять ход следствия в обвинительное русло. Однако это утверждение справедливо, если других доказательств в деле достаточно.

К примеру, представим ситуацию, в которой в отношении Вас подано заявление о совершении преступления, например, об умышленном причинении телесных повреждений. После получения заявления, сотрудник полиции вызовет Вас для получения объяснения. Если Вы откажетесь от дачи объяснений, то при наличии объяснений заявителя и справки о тяжести телесных повреждений в отношении Вас наверняка будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела, и решён он будет положительно. Однако, если бы Вы в подобной ситуации дали объяснение о своей непричастности, например, сообщили о наличии алиби, то, возможно, дело в отношении Вас бы даже не возбудили.

Читайте также:
Чем договор купли-продажи отличается от договора поставки?

Поэтому, советуем во всех случаях, когда Вы не совершали противоправных деяний, дать показания, хотя бы коротко.

Статьей 51 Конституции РФ следует пользоваться лишь в случаях, когда:

Вы понимаете, что привлечение Вас к ответственности не беспочвенно и имеет основания;

Когда нет определенности в позиции по делу (например, Вы не определились, стоит ли признавать вину, чтобы нацелиться на смягчение наказания, либо следует побороться за оправдательный приговор);

Когда Вы не доверяете следствию и нацелены на то, чтобы воспользоваться своими правами и опровергнуть обвинение в стадии судебного рассмотрения уголовного дела (данное основание наиболее актуально по общественно-значимым уголовным делам, в которых затронуты интересы государства, политических или финансовых элит).

Вы не хотите, чтобы Ваша позиция и версия событий стали известны до судебного рассмотрения дела, чтобы следствие не дополнило материалы дела доказательствами, опровергающими Вашу позицию (в подобной ситуации следует всегда учитывать риск возвращения уголовного дела судом прокурору на основании ст. 238 УПК РФ).

«Нанимать адвоката, чтобы отказаться от дачи показаний, не нужно».

Даже если вы собрались молчать на допросе, это не значит, что защитник не нужен. Уголовный адвокат может разъяснить подозреваемому или обвиняемому его права, поможет выяснить, целесообразно ли в конкретном случае хранить молчание, проверит правильность составления протокола допроса и проследит за тем, чтобы на его доверителя не оказывалось ни психологическое, ни физическое давление. Помните, что даже свидетель может явиться к следователю с адвокатом – никто не может лишить его этого права. Следует также учитывать, что на стадии так называемой доследственной проверки и на стадии предварительного расследования, особенно по уголовным делам в сфере экономики, оперативных сотрудников и следователей не редко не устраивает отказ опрашиваемого или допрашиваемого от дачи объяснений или показаний. В этих случаях на Вас могут оказать давление в целях получить нужные сведения, используются угрозы привлечением к уголовной ответственности или применением мер процессуального принуждения (задержанием, заключением под стражу). Довольно популярным способом ведения допроса при отказе допрашиваемого от дачи показаний является постановка следователем вопросов даже после отказа отвечать; в подобных в протокол после отказа от дачи показаний все равно заносятся вопросы следователя. При этом следует не теряться и после каждого вопроса повторять одну фразу: «От дачи показаний отказываюсь». Ценность подобного протокола допроса для защиты велика, так как через поставленные следствием вопросы можно узнать ход расследования, те обстоятельства, которые интересуют следствие.

Вместо заключения

Итак, если вас вызвали на допрос, и вы решили воспользоваться «правом на молчание», помните о следующих моментах:

Проанализируйте ситуацию и выясните, обоснованны ли предъявляемые Вам претензии и достаточно ли в деле других доказательств. Если обвинение обоснованно и доказательств обвинения достаточно, то показания давать стоит, хотя бы коротко. Однако стратегию защиты нужно хорошо продумать.

Проверьте свой процессуальный статус. Если подозреваемые или обвиняемые могут отказаться от дачи показаний без негативных последствий для себя, то свидетелям и потерпевшим грозит уголовная ответственность по ст.308 УК РФ.

Отказываясь от дачи показаний, ссылайтесь на п.2 ч. 4 ст. 46 или п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ (если вы находитесь в статусе подозреваемого или обвиняемого). Если же вы – свидетель или потерпевший, можете руководствоваться ст.51 Конституции РФ. Указывать в Ваших объяснениях или показаниях номер статьи не обязательно, допрашиваемый не обязан знать и указывать процессуальное основание отказа от дачи показаний.

Заявляя отказ от дачи показаний, подозреваемый или обвиняемый вправе, но не обязан объяснять причины такого отказа и мотивы, побудившие его к этому; указывать мотивы и причины отказа или нет, следует решать в каждом конкретном случае исходя из обстоятельств дела и избранной по делу позиции.

При наличии финансовой возможности пригласите с собой к следователю адвоката, который проконтролирует ход следственного мероприятия и не допустит нарушений со стороны следователя. Подозреваемым и обвиняемым (подсудимым) не следует при отсутствии средств на оплату услуг защитника по соглашению отказываться от участия в деле адвоката по назначению.

Учитывайте, что «право на молчание» – не панацея и не гарант того, что вас не привлекут к уголовной ответственности; неправильное и несвоевременное использование ст. 51 Конституции РФ может не защитить Вас, а наоборот повлечь неблагоприятные для Вас правовые последствия Все зависит от конкретной ситуации и обстоятельств дела.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: