Условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств

Пределы свободы договора на примере договорного условия о запрете взыскивать штрафы (Определение ВС РФ от 14.07.2020 N 306-ЭС20-2351). Так или не так?

ВС РФ в Определении от 14 июля 2020 г. N 306-ЭС20-2351 указал, что договорное условие о невозможности взыскивать штрафы является нарушением пределов свободы договора и потому ничтожно, поскольку освобождает от ответственности за умышленные нарушения.

Ряд аргументов ВС РФ, положенных в основу позиции, вполне себе заслуживает внимания, но некоторые высказывания заставляют задуматься и вызывают вопросы.

Само по себе построение ВС РФ цепочки рассуждений заставляет опасаться, что подобным образом судебная практика может любое договорное условие, которым стороны ограничивают ответственность (например, ограничивают убытки конкретным видом и суммой, т.п.), рассматривать как потенциально недействительное и неисполнимое. Однако такого быть не должно. Все –таки ВС РФ говорит о пределах свободы договора, а любое ограничение, в том числе судебная позиция, не могут толковаться расширительно.

Чтобы прокомментировать, опишу суть спора и позицию ВС РФ, разделив ее на смысловые фрагменты.

Спор возник из договора подряда и связан с оценкой договорного условия сторон об освобождении от ответственности. Истец (исполнитель, терминология спорного договора) обратился с требованием о взыскании задолженности по неоплаченным работам, а также процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. 395 ГК РФ. Ответчик (заказчик) предъявил встречный иск о взыскании неосновательного обогащения и процентов по ст. 395 ГК РФ, мотивируя свою позицию тем, что подрядчик пользовался имуществом – нежилым помещением заказчика без правовых оснований и оплаты.

Суды всех инстанций удовлетворили первоначальный иск в части требования уплаты основного долга, в удовлетворении остальных требований, включая встречный иск, отказали. Суды посчитали, что при рассмотрении спора необходимо принимать во внимание буквальное значение условий договора, согласно пункту 4.8 которого в случае несвоевременной оплаты выполненных работ, исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции. На основании п. 1 ст. 421 ГК РФ о свободе договора, суды пришли к выводу, что сторонами не согласованы условия об ответственности заказчика в случае несвоевременной оплаты выполненных исполнителем работ, в связи с чем отказали во взыскании с заказчика процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ.

Определением ВС РФ судебные акты в части отказа во взыскании процентов по ст. 395 ГК РФ отменены по следующим мотивам.

1. Нарушение влечет применение мер ответственности, в том числе ст. 395 ГК РФ.

ВС РФ указал, что “Ненадлежащее исполнение обязательств влечет для должника негативные последствия. Целью применения гражданско-правовой ответственности является восстановление имущественных потерь кредитора, возникших в связи с нарушением должником своих обязательств. В случае неисполнения денежного обязательства мерой ответственности может выступать взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных на сумму долга. Такой способ защиты прав кредитора предусмотрен положениями пункта 1 статьи 395 ГК РФ”.

2. По общему правилу, либо договорная нейстойка, либо проценты по ст. 395 ГК РФ.

ВС РФ сослался на то, что “По общему правилу, если в договоре содержится условие о том, что за нарушение денежного обязательства начисляется неустойка, то кредитор имеет право на взыскание с должника именно договорной неустойки, при этом проценты за пользование чужими денежными средствами не подлежат взысканию (пункт 4 статьи 395 ГК РФ)”.

3. Намек на оценку природы ст. 395 ГК РФ через призму правил о неустойке.

Далее ВС РФ сослался на п. 1 ст. 330 ГК РФ о том, что “размер неустойки, суммы, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, устанавливается договором сторон или определяется законом. Стороны соглашения обладают диспозитивными полномочиями при определении размера неустойки. Размер процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ, определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды. При этом предусмотрено, что эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

4. Основание оплаты процентов по ст. 395 ГК РФ = частные отношения + денежный характер.

Со ссылкой на п. 37 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 N 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” (ПП ВС № 7), ВС РФ напомнил, что “проценты по ст. 395 ГК РФ подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ). Применение положений статьи 395 ГК РФ в конкретных спорах зависит от того, являются ли спорные имущественные правоотношения гражданско-правовыми, а нарушенное обязательство – денежным (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 19.04.2001 N 99-О)”.

5. Обусловленность пределов свободы договора запретом ГРУБОГО нарушения баланса интересов сторон.

Описав общие положения п. 1 ст. 421 ГК РФ о свободе договора, которая “включает в себя свободу заключать или не заключать договор, свободу выбирать вид заключаемого договора (включая возможность заключения смешанного или непоименованного договора), свободу определять условия договора по своему усмотрению”, ВС РФ сделал вывод: “юридическое равенство сторон предполагает, что подобная свобода договора не является абсолютной и имеет свои пределы, которые обусловлены, в том числе, недопущением грубого нарушения баланса интересов участников правоотношений.

6. Подтверждение значимости концептуального постановления Пленума ВАС РФ № 16 + указание на обусловленность ПРЕДЕЛА ДИСПОЗИТИВНОСТИ существом законодательного нормирования.

Со ссылкой на п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 “О свободе договора и ее пределах” (далее – постановление Пленума N 16), ВС РФ сослался на необходимость при оценке и толковании условий договора учитывать существо нормы и целей законодательного регулирования, чтобы “определить пределы диспозитивности, в рамках которых в договоре может быть установлено условие об освобождении заказчика от предъявления к нему исполнителем штрафных санкций в случае несвоевременной оплаты оказанных услуг”.

7. Вывод об отсутствии безграничной свободы на исключение положений ст. 395 ГК РФ. Но…, как оказалось, речь о наличии умышленной вины.

ВС РФ не согласился с правильностью толкования договорного условия нижестоящими инстанциями, которые “ ссылались на правовые позиции, изложенные в пункте 1 постановления N 16, полагая, что стороны вправе исключить применение диспозитивной нормы к их правоотношениям, что также исключает применение ответственности, предусмотренной статьей 395 ГК РФ”. Основу несогласия составил аргумент об отсутствии “ достаточных оснований полагать, что заказчик обладает безграничной свободой усмотрения при формулировании им в договоре условия о собственной ответственности”.

Поэтому ВС РФ указал, что “в договоре подряда не может быть условия о полном освобождении заказчика от ответственности за нарушение им собственных обязательств (в том числе за просрочку оплаты) по его же умышленной вине. Данный вывод основан, прежде всего, на категоричном запрете на заключение предварительного соглашения об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства, установленном в пункте 4 статьи 401 ГК РФ”.

Читайте также:
Работа по совместительству по Трудовому кодексу в 2022 году - без основного места работы

8. Судя по всему, чтобы воспользоваться свободой договора, необходимо каждый раз доказывать отсутствие умышленной вины (?).

В конечном итоге, ВС РФ указал, что “Исключение ответственности должника за неисполнение денежного обязательства, предусмотренной положениями пункта 1 статьи 395 ГК РФ, в случае умышленного нарушения не может быть обосновано принципом свободы договора, поскольку наличие такого преимущества у одной из сторон договора грубо нарушает баланс интересов сторон, ведь в таком случае исполнитель не получает своевременного вознаграждения за оказанные услуги, однако заказчик не несет никакой имущественной ответственности за время просрочки”.

9. Противоположностью (?!) умышленной вины является МИНИМАЛЬНАЯ степень заботливости и осмотрительности. Знать бы только ее критерии.

Со ссылкой на п. 7 ПП ВС № 7 и, в частности, п.п. 1, 2 ст. 401 ГК РФ, ВС РФ указал, что “отсутствие умысла доказывается лицом, нарушившим обязательство”. Например, в обоснование отсутствия умысла должником, ответственность которого устранена или ограничена соглашением сторон, могут быть представлены доказательства того, что им проявлена хотя бы минимальная степень заботливости и осмотрительности при исполнении обязательства”.

10. Похоже, что ВС РФ сформулировал правило о недопустимости договорных условий об исключении/ ограничении ответственности по умолчанию?

С учетом изложенных выше аргументов ВС РФ указал, что “условие об исключении ответственности заказчика за просрочку оплаты оказанных ему услуг должно признаваться ничтожным (в случае, если заказчик полностью освобождается от какой-либо ответственности) либо толковаться ограничительно в системной взаимосвязи с положениями пункта 4 статьи 401 ГК РФ как не подлежащее применению к случаям умышленного нарушения заказчиком своих обязательств”.

Поэтому, по мнению ВС РФ, “пункт 4.8 договора не подлежит толкованию как освобождающий заказчика от ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 Кодекса, за нарушение сроков оплаты оказанных услуг. Судами не исследовались обстоятельства и не оценивались доказательства надлежащей степени заботливости и осмотрительности заказчика при исполнении обязательств по оплате. При таких обстоятельствах, у судов не имелось оснований для вывода о неприменении к заказчику мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами”.

В целом, если рассматривать позицию ВС РФ по частям, то с некоторыми отдельно взятыми суждениями вроде бы сложно не согласиться.

Например, ответственость в гражданских правоотношениях выполняет компенсаторную функцию и позволяет пострадавшей стороне воспользоваться правом потребовать компенсации /заглаживания причиненных “неудобств”. Логично.

О правовой природе неустойки (ст. 330 ГК РФ) и процентов по ст. 395 ГК РФ в доктрине существуют споры, но если отвлечься от нюансов, вполне можно согласиться с тем, что очень похожи проценты по ст. 395 ГК РФ на универсальную законную неустойку за нарушение любого денежного обязательства. В этом смысле основанием возникновения денежного требования могут послужить разные обстоятельства действительности.

Свобода договора в частности и автономия сторон частных отношений воообще не могут быть беспредельными, что обусловлено, в первую очередь, ограниченностью природы любой свободы (свобода/ право одного заканчивается там, где начинается свобода/право другого).

Совокупность принципов гражданского права обеспечиют необходимую систему сдержек и противовесов. В частности, принцип свободы договора ограничен принципом добросовестности. Эта идея закреплена в общем виде в п.п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ, которая не только требует добросовестности при осуществлении любых прав и исполнении обязанностей, но и запрещает извлекать преимущества из любого недобросовестного поведения. Частным примером подобного баланса выступаются положения ст. 434.1 ГК РФ о преддоговорной ответственности, согласно которым нарушением считаются любые виды недобросовестного ведения переговоров.

Однако любое ограничение является исключение из общего правила о свободе договора. Поэтому если полагаться на смысл правового регулирования для целей толкования договора, то необходимо не подменять понятия.

Что вызывает вопросы в позиции ВС РФ?

Первое. В спорном договорном условии, как следует из изложенных обстоятельств дела, говорится только о невозможности взыскивать штрафы. О запрете требовать возмещения убытков в нем указания нет.

Вместе с тем, именно убытки являются общей мерой ответственности (ст. 15, 393 ГК РФ) и всегда позволяют обеспечить необходимое воздействие на нарушителя обязательства, если потерпевший решит таким правом воспользоваться (ст. 9 ГК РФ). Договорная неустойка и проценты по ст. 395 ГК РФ, особенно в контексте позиции ВС РФ, который рассматривает ст. 395 ГК РФ через положения о неустойке, являются специальными мерами ответственности.

Поэтому сомнителен общий посыл ВС РФ о том, что исключение договорным условием возможности взыскивать штрафы вообще освобождает от ответственности.

Второе. Почему вдруг такой упор именно на ничтожность спорного договорного условия? Согласно положениям п. 1 ст. 168 ГК РФ общим правилом является оспоримость сделки и, как следствие, части сделки (договорного условия).

Для ничтожности необходимо прямое указание закона либо установление посягательства на публичный интерес или интересы третьих лиц. Остается загадкой, что именно посягает в спорном условии о запрете в конкретных частных отношениях взыскивать штрафы на публичный интерес или права третьих лиц?

О ничтожности в законе говорится только в тех случаях, когда а) заранее заключено соглашение об устранении или ограничении ответственности за б) умышленное нарушение обязательства (п. 4 ст. 401 ГК РФ).

Положения п. 4 ст. 401 ГК РФ являются исключением из принципа свободы договора, поэтому они не толкуются расширительно. Это, на мой взгляд, означает, что если в договорном условии в конкретном договоре прямо не говорится, что “не допускается взыскивать штрафы за умышленное нарушение договорного обязательства”, то автоматически применение п. 4 ст. 401 ГК РФ сомнительно. Поскольку иначе любое условие о любом ограничении ответственности (что является распространенной практикой) по умолчанию становится ничтожным. А такой вывод абсурден. И это отвлекаясь от того, что закон запрещает именно заранее заключать соглашения об освобождении от ответственности за умышленное нарушение, а не вообще.

Иначе говоря, определение ВС РФ порождает вопрос к сторонам – заключая договор и включая в него условия об ограничении ответственности или об освобождении от нее в том или ином виде (например, через запрет взыскивать убытки при наличии договорных неустоек, через ограничения объема и вида убытков, т.п.), задумываетесь ли вы вообще о субъективной стороне вопроса и наличии вины, причем не просто вообще, а именно в умышленной форме?

Читайте также:
ПФР Волгоградская область, Быковский район, п. Быково, Комсомольская ул., 52: официальный сайт, адрес, телефоны, часы работы

Особенно учитывая, что вопрос форм вины в гражданском праве не разработан, поскольку обычно для привлечения к ответственности на началах вины ее форма не имеет значения, если только не установлены исключения (например, как при взаимодействии источников повышенной опасности), а большинство участников гражданского оборота являются предпринимателями и вообще несут ответственность на началах риска.

На мой взгляд, без прямого указания в договоре на запрет привлечения к ответственности за умышленную вину, сложно заподозрить всех в автоматическом освобождении именно от ответственности за умышленное нарушение, которое заранее оговорено.

В любом случае, с учетом сформулированной позиции ВС РФ необходимо учитывать, что судебный спор может преподнести сюрприз. Поэтому лучше дополнительно включать соответствующие пояснения в договор (например, что стороны не вправе взыскивать штрафы, если вина за нарушение выразилась в форме грубой или легкой неосторожности).

Третье. При всей оценочности принципа добросовестности, который ограничивает свободу договора, стандарт его толкования более – менее сформирован – это оценка последовательности поведения, сопоставление анализируемого события/ условия с типичным обстоятельством и “человеком из автобуса”.

То есть речь идет о том, что с т.з. добросовестности любое договорное условие должно оцениваться на предмет допустимости отклонения от любого другого похожего, типичного, стандартного условия. А для этого должен задаваться вопрос, как поступил бы на месте спорящих сторон любой другой разумный участник оборота?

В этом смысле предложенный ВС РФ критерий отклонения – ГРУБОЕ НАРУШЕНИЕ БАЛАНСА ИНТЕРЕСОВ СТОРОН – не понятно, как применять. Получается, что только произвольно. Поскольку что именно грубо нарушает баланс интересов в запрете взыскивать штрафы оценить сложно.

Это тем более так, если учесть, что для опровержения умышленной вины, по мнению ВС РФ, достаточно доказать, что была какая-то минимальная степень заботливости и осмотрительности. Если вообще допустить, что достаточно некой минимальной степени чего-то, то вряд ли одновременно в отношениях может быть “грубо ” нарушен баланс интересов.

Иначе говоря, лейтмотив определения ВС РФ – это ссылка на п. 4 ст. 401 ГК РФ и запрет именно на досрочне освобождение от ответственности за умышленное нарушение обязательства . Вывод относительно ничтожности простого условия, которым “просто запрещается взыскивать штрафы за просрочки”, выглядит не слишком убедительно, поскольку спорное договорное условие ВС РФ, по сути, “доконструировал” и “дописал” (учитывая изложенные в деле обстоятельства). На это толкование условий договора не рассчитано.

С практической точки зрения имеет смысл уделять особое внимание формулировкам об ограничении и освобождении от ответственности и, возможно, лишний раз оговариваться, на что конкретно рассчитано соответствующее условие.

Статья 401 ГК РФ. Основания ответственности за нарушение обязательства

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

Комментарии к ст. 401 ГК РФ

1. Действующий ГК сохраняет вину в качестве общего условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. При этом понятие вины дается через определение невиновности. Лицо признается невиновным, если оно при необходимой степени заботливости и осмотрительности приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Гражданско-правовая ответственность наступает по общим правилам при наличии вины и в форме умысла, и в форме неосторожности, причем неосторожности как грубой, так и легкой.

2. Кодекс сохранил также презумпцию невиновности должника, нарушившего обязательства. Лицо, потерпевшее от правонарушения, не обязано доказывать вину нарушителя. Напротив, лицо, нарушившее обязательство, предполагается виновным и бремя доказывания отсутствия вины возлагается на него.

Следует, однако, иметь в виду, что правило о вине как условии ответственности является диспозитивным. Законом или договором может быть предусмотрено, что ответственность лица, нарушившего обязательство, наступает независимо от его вины.

3. Наиболее распространенное отступление от принципа виновной ответственности предусмотрено п. 3 ст. 401, в соответствии с которым лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает перед потерпевшими лицами независимо от своей вины. Такая норма вполне оправданна, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется с целью извлечения прибыли и естественно, что риск негативных последствий такой деятельности должен брать на себя сам предприниматель.

По делу N 3671/96 установлено, что коммерческий банк, принявший на себя функции уполномоченного депозитария и платежного агента по обслуживанию казначейских обязательств Минфина РФ, не обеспечил необходимых мер, препятствующих исполнению поддельного поручения на перевод казначейских обязательств. Такая неосмотрительность позволила перевести указанные ценные бумаги помимо воли их держателя, в связи с чем на банк и была возложена ответственность (см. Вестник ВАС РФ. 1997. N 6. С. 90 – 91). Именно поэтому не исключается ответственность предпринимателя, когда неисполнение им обязанностей связано, например, с отсутствием на рынке нужных для этого товаров или отсутствием у должника-предпринимателя необходимых денежных средств.

В сфере предпринимательской деятельности обстоятельством, освобождающим от ответственности, является лишь воздействие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким форс-мажорным обстоятельствам относятся, например, стихийные явления, такие, как землетрясение, наводнение и т.д., а также обстоятельства общественной жизни: военные действия, эпидемии, крупномасштабные забастовки и т.д. К форс-мажору относятся также запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д.

4. Правила о безвиновной ответственности предпринимателя являются диспозитивными. Стороны своим соглашением могут вводить вину в качестве условия ответственности предпринимателя. Кроме того, и законом во многих случаях вводится ответственность предпринимательских структур только при наличии вины. Например, ст. 538 ГК устанавливает, что производитель сельскохозяйственной продукции, не исполнивший обязательство по договору контрактации либо исполнивший его ненадлежащим образом, отвечает только при наличии своей вины. Если, например, причиной невыполнения обязательства явилась засушливая погода, производитель сельскохозяйственной продукции освобождается от ответственности за невыполнение договора контрактации. Исполнитель по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ по правилам ст. 777 ГК отвечает перед заказчиком за нарушение договора лишь постольку, поскольку он не доказал, что нарушение произошло не по его вине. В соответствии со ст. 796 ГК перевозчик несет ответственность за несохранность груза и багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Читайте также:
Ответственность работодателя за непредоставление отпуска работнику

Гражданская ответственность за нарушение обязательств

В случаях нарушения взятых на себя обязательств Гражданский кодекс РФ предусматривает меры ответственности, носящие материальный характер. Речь о возмещении убытков, выплате неустойки, а также о таких новеллах как гражданская ответственность за недобросовестное ведение переговоров и возмещении потерь.

Субъектом ответственности считается должник (нарушитель обязательств), хотя непосредственным причинителем вреда иногда может оказаться другое лицо. Должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства третьими лицами, на которых было возложено исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет являющееся непосредственным исполнителем третье лицо.

Гражданско-правовая ответственность – вид санкции, характеризующейся неблагоприятными последствиями имущественного и иногда неимущественного характера на стороне правонарушителя (должника), обеспеченными государственным принуждением.
Ответственность – особый институт гражданского права.

Его нормы расположены в гл. 25 ГК (“Ответственность за нарушение обязательств”), статьях Гражданского кодекса: ст. ст. 15, 16 (возмещение убытков), ст. 56 (ответственность юридических лиц), ст. ст. 126, 127 (ответственность по обязательствам государственных и муниципальных образований), ст. ст. 151, 152 (возмещение морального вреда), ст. ст. 330 – 333 ( неустойка ), cтатья 395 ( ответственность за неисполнение денежного обязательства ), статьи 178, 179 (заблуждение, обман и т.д.), ст. 306 (прекращение права собственности), ст. 1105 (неосновательное обогащение), ст. 1175 (ответственность наследников по долгам наследодателя) и др.
Специальные нормы о гражданской ответственности, касающиеся отдельных институтов, закреплены в Гражданском кодексе и отдельных законах. Например, в гл. 30 ГК, рассматривающей различные виды договора купли-продажи, содержатся нормы об ответственности продавца в случае изъятия товара у покупателя (ст. 461), исчислении убытков при расторжении договора поставки (ст. 524), возмещении убытков, причиненных в связи с выполнением или расторжением государственного контракта (ст. 533), ответственности производителя сельскохозяйственной продукции (ст. 538) и др.

Возмещение убытков как гражданская ответственность

Если иное не предусмотрено законом или договором, убытки подлежат возмещению в полном размере: в результате их возмещения потерпевшая сторона должна быть поставлена в положение, в котором она находилась бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 статьи 393 ГК РФ).
Если должник несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности, например, обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ). Подробнее читать о возмещении убытков

Возмещение потерь как гражданская ответственность, связанная с неисполнением обязательств в силу определенных обстоятельств

Ст. 406.1 Гражданского кодекса дала возможность предусмотреть в качестве ответственности возмещение потерь, которые не связаны с как таковым нарушением обязательств.

Возмещение потерь – добровольно взятая на себя обязанность возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в соглашении обстоятельств.

В силу пунктов 1 и 5 статьи 406.1 ГК РФ соглашением сторон может быть прямо установлена обязанность одной из них возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных обстоятельств, каким-либо образом связанных с исполнением, изменением или прекращением обязательства либо его предметом, и не являющихся нарушением обязательства.
В отличие от возмещения убытков по правилам статей 15 и 393 ГК РФ возмещение потерь по правилам статьи 406.1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащими возмещению потерями, вызванными наступлением определенных сторонами обстоятельств.
По смыслу статьи 406.1 ГК РФ, возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем. При этом сторона, требующая выплаты соответствующего возмещения, должна доказать наличие причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и ее потерями.
Стороны вправе установить, в частности, такой порядок определения размера потерь, по которому одна из сторон возмещает другой все возникшие у нее потери, вызванные соответствующими обстоятельствами, или их часть. Если сторона, в пользу которой должно быть осуществлено возмещение потерь, недобросовестно содействовала наступлению обстоятельства, на случай которого установлено это возмещение, для целей применения статьи 4061 ГК РФ такое обстоятельство считается ненаступившим (пункт 4 статьи 1, пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Применяя положения статьи 406.1 ГК РФ, следует учитывать, что соглашение о возмещении потерь должно быть явным и недвусмысленным. По смыслу статьи 431 ГК РФ, в случае неясности того, что устанавливает соглашение сторон – возмещение потерь или условия ответственности за неисполнение обязательства, положения ст. 4061 ГК РФ не подлежат применению.

Если подлежащие возмещению потери возникли в связи с неправомерными действиями третьего лица, к стороне, возместившей такие потери, переходит от другой стороны требование к этому третьему лицу о возмещении убытков в части, не превышающей размер осуществленного возмещения (пункт 4 ст. 406.1 ГК РФ).
Соглашение о возмещении потерь, заключенное в соответствии со статьей 406.1 ГК РФ, не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон, а потому, если размер осуществленного возмещения потерь превышает размер убытков, которые подлежат возмещению третьим лицом по правилам статьи 15 ГК РФ, статей 393 или 1064 ГК РФ, соответствующая разница не подлежит взысканию с такого третьего лица (пункт 3 ст. 308 ГК РФ)

Ответственность за недобросовестное ведение переговоров (статья 434.1 ГК РФ)

К отношениям, связанным с причинением вреда недобросовестным поведением при проведении переговоров, применяются нормы главы 59 ГК РФ с исключениями, установленными статьей 434.1 ГК РФ. Например, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный недобросовестным поведением его работника при проведении переговоров (ст. 1068 ГК РФ). В случае, когда вред при проведении переговоров причинен несколькими контрагентами совместно, они отвечают перед потерпевшим солидарно (статья 1080 ГК РФ).
Предполагается, что каждая из сторон переговоров действует добросовестно и само по себе прекращение переговоров без указания мотивов отказа не свидетельствует о недобросовестности соответствующей стороны. На истце лежит бремя доказывания того, что, вступая в переговоры, ответчик действовал недобросовестно с целью причинения вреда истцу, например, пытался получить коммерческую информацию у истца либо воспрепятствовать заключению договора между истцом и третьим лицом (пункт 5 статьи 10, пункт 1 статьи 421 и пункт 1 статьи 434.1 ГК РФ). При этом правило пункта 2 статьи 1064 ГК РФ не применяется.
Вместе с тем недобросовестность действий ответчика предполагается, если имеются обстоятельства, предусмотренные подпунктами 1 и 2 пункта 2 статьи 434.1 ГК РФ. В этих случаях ответчик должен доказать добросовестность своих действий.

Читайте также:
Условия получения лизинга для ИП в 2022 году - Сбербанк, ВТБ 24, Россельхозбанк

Сторона, которая ведет или прерывает переговоры о заключении договора недобросовестно, обязана возместить другой стороне причиненные этим убытки.
В результате возмещения убытков, причиненных недобросовестным поведением при проведении переговоров, потерпевший должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы не вступал в переговоры с недобросовестным контрагентом. Например, ему могут быть возмещены расходы, понесенные в связи с ведением переговоров, расходы по приготовлению к заключению договора, а также убытки, понесенные в связи с утратой возможности заключить договор с третьим лицом (статья 15, пункт 2 статьи 393, пункт 3 статьи 434.1, абзац первый пункта 1 статьи 1064 ГК РФ).
Если стороне переговоров ее контрагентом представлена неполная или недостоверная информация либо контрагент умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны были быть доведены до ее сведения, и сторонами был заключен договор, эта сторона вправе потребовать признания сделки недействительной и возмещения вызванных такой недействительностью убытков (статьи 178 или 179 ГК РФ) либо использовать способы защиты, специально предусмотренные для случаев нарушения отдельных видов обязательств, например, статьями 495, 732, 804, 944 ГК РФ.
Если указанные действия контрагента по предоставлению неполной или недостоверной информации послужили основанием для отказа стороны от заключения договора, последняя вправе требовать возмещения убытков в соответствии с пунктом 3 статьи 434.1 ГК РФ.

Ответственность за неисполнение обязательства в натуре

Согласно пункту 1 статьи 308, статье 396 ГК РФ в случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК РФ, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.
При этом следует учитывать, что в соответствии со статьями 309 и 310 ГК РФ должник не вправе произвольно отказаться от надлежащего исполнения обязательства.
При предъявлении кредитором иска об исполнении должником обязательства в натуре суд, исходя из конкретных обстоятельств дела, определяет, является ли такое исполнение объективно возможным и законным.

Кредитор не вправе также требовать по суду исполнения в натуре обязательства, исполнение которого настолько связано с личностью должника, что его принудительное исполнение будет нарушать принцип уважения чести и достоинства гражданина. Например, не подлежат удовлетворению требования о понуждении физического лица к исполнению в натуре обязательства по исполнению музыкального произведения на концерте.
В тех случаях, когда кредитор не может требовать по суду исполнения обязательства в натуре, должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением обязательства, если отсутствуют основания для прекращения обязательства, например, предусмотренные пунктом 1 статьи 416 и пунктом 1 статьи 417 ГК РФ (статья 15, пункт 2 статьи 396 ГК РФ).

Факт неисполнения судебного акта об исполнении в натуре подтверждает только судебный пристав. Заявить о взыскании неустойки можно как в основном судебном процессе, так и позднее, в исполнительном производстве. Размер такой неустойки определяет суд на основе принципов справедливости и соразмерности, главное – чтобы неисполнение судебного акта не оказалось выгоднее исполнения.

Размер судебной неустойки определяется судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения должником выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (пункт 4 статьи 1 ГК РФ). В результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

Ответственность за неисполнение денежного обязательства (статья 395 ГК РФ)

Проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, подлежат уплате независимо от основания возникновения обязательства (договора, других сделок, причинения вреда, неосновательного обогащения или иных оснований, указанных в ГК РФ).

Поскольку статья 395 ГК РФ предусматривает последствия неисполнения или просрочки исполнения именно денежного обязательства, положения указанной нормы не применяются к отношениям сторон, не связанным с использованием денег в качестве средства платежа (средства погашения денежного долга). Например, не относятся к денежным обязанности по сдаче наличных денег в банк по договору на кассовое обслуживание, по перевозке денежных знаков и т.д.

Указанные в статье 395 ГК РФ проценты не начисляются на суммы экономических (финансовых) санкций, необосновано взысканные с юридических и физических лиц налоговыми, таможенными органами, органами ценообразования и другими государственными органами, и подлежащие возврату из соответствующего бюджета.
В этих случаях гражданами и юридическими лицами на основании статей 15, 16 и 1069 ГК РФ могут быть предъявлены требования о возмещении убытков, вызванных в том числе необоснованным взиманием сумм экономических (финансовых) санкций, если законом не предусмотрено иное.

Чем новые законные проценты по ст. 317.1 ГК отличаются от предусмотренных статьей 395 ГК?

В отличие от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. В связи с этим при разрешении споров о взыскании процентов суду необходимо установить, является требование истца об уплате процентов требованием платы за пользование денежными средствами (статья 317.1 ГК РФ) либо требование заявлено о применении ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (статья 395 ГК РФ). Начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ.

Неустойка – ответственность за неисполнение обязательства

На случай неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности при просрочке исполнения, законом или договором может быть предусмотрена обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму (неустойку), размер которой может быть установлен в твердой сумме – штраф или в виде периодически начисляемого платежа – пени (пункт 1 статьи 330 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 394 ГК РФ, если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой (зачетная неустойка). Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков (исключительная неустойка), или когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки (штрафная неустойка), или когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки (альтернативная неустойка).
Если в качестве неустойки в соглашении сторон названо иное имущество, определяемое родовыми признаками, то, учитывая, что в силу положений статьи 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств не является исчерпывающим, к подобному способу обеспечения обязательств применяются правила статей 329 – 333 ГК РФ (пункт 1 статьи 6 ГК РФ).

Читайте также:
Льготы для госслужащих в россии — перечень профессий - 2022 год

Если размер неустойки установлен законом, то в силу пункта 2 статьи 332 ГК РФ он не может быть по заранее заключенному соглашению сторон уменьшен, но может быть увеличен, если такое увеличение законом не запрещено. Например, не допускается увеличение размера неустоек, установленных частью 14 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации за несвоевременное и/или неполное внесение лицами платы за жилое помещение и коммунальные услуги. В случае нарушения основного обязательства обязательство по уплате законной неустойки может быть прекращено предоставлением отступного (статья 409 ГК РФ), новацией (статья 414 ГК РФ) или прощением долга (статья 415 ГК РФ), содержащихся в том числе в мировом соглашении.

Соглашение о неустойке должно быть заключено в письменной форме по правилам, установленным пунктами 2, 3 статьи 434 ГК РФ, независимо от формы основного обязательства (статья 331 ГК РФ).

По смыслу статьи 330 ГК РФ, истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ). Законом или договором может быть установлен более короткий срок для начисления неустойки, либо ее сумма может быть ограниченна (например, пункт 6 статьи 161 Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств».

Присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

Расчет суммы неустойки, начисляемой после вынесения решения, осуществляется в процессе исполнения судебного акта судебным приставом- исполнителем, а в случаях, установленных законом, – иными органами, организациями, в том числе органами казначейства, банками и иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (часть 1 статьи 7, статья 8, пункт 16 части 1 статьи 64 и часть 2 статьи 70 Закона об исполнительном производстве). В случае неясности судебный пристав- исполнитель, иные лица, исполняющие судебный акт, вправе обратиться в суд за разъяснением его исполнения, в том числе по вопросу о том, какая именно сумма подлежит взысканию с должника (статья 202 ГПК РФ, статья 179 АПК РФ). При этом день фактического исполнения нарушенного обязательства, в частности, день уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета неустойки

ПОМНИМ

Если у Вас остались вопросы, Вы всегда можете обраться к адвокату за консультацией

Статья 401. Основания ответственности за нарушение обязательства

1. Лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

2. Отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

4. Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.

  • Статья 400. Ограничение размера ответственности по обязательствам
  • Статья 402. Ответственность должника за своих работников

Комментарий к ст. 401 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи сформулировано правило, согласно которому гражданско-правовая ответственность наступает при наличии вины, за исключением случаев, когда законом или договором предусмотрено иное. В этом субъективном условии ответственности находит свое выражение психическое отношение лица к совершенному им противоправному поведению и наступившим в результате этого последствиям.

В гражданском праве отсутствует определение форм вины. Это связано с тем, что вина не является мерой ответственности: для компенсации убытков участником гражданского оборота не имеет значения субъективное отношение лица к своему противоправному поведению. Для применения гражданско-правовой ответственности к правонарушителю достаточно, как правило, любой формы вины с его стороны. Форма вины принимается во внимание только в случаях, прямо указанных в законе или договоре. Так, при определении ответственности сторон по договору хранения во внимание принимается только умысел или грубая неосторожность поклажедателя (ст. 901 ГК).

Гражданское законодательство различает две формы вины: умысел и неосторожность. При вине в форме умысла нарушитель действует намеренно независимо от того, желает он или не желает наступления неблагоприятных последствий таких действий. Неосторожности свойственно несоблюдение требований внимательности к осмотрительности, которые предъявляются к осуществляемому виду деятельности и их субъекту. Неосторожность, в свою очередь, подразделяется на простую и грубую, однако законодательство не содержит их определения. В юридической литературе предложены критерии их разграничения. Так, лицо, действующее с простой неосторожностью, соблюдает минимальные, но не все необходимые требования, а лицо, действующее с грубой неосторожностью, не считается с минимальными требованиями осмотрительности и внимательности. Правило об ответственности при наличии вины носит диспозитивный характер, и поэтому соглашением между сторонами можно предусмотреть ограничение и даже устранение ответственности: например, предусмотреть в договоре исчерпывающий перечень обстоятельств, освобождающих должника от ответственности за нарушение обязательства по вине сторон. Но в любом случае заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства признается ничтожным.

2. Гражданское законодательство не содержит описания виновного поведения, а, напротив, указывает, в каких случаях лицо признается невиновным. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости к осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Таким образом, невиновность, а соответственно, и вина рассматриваются как принятие или непринятие всех необходимых мер для надлежащего исполнения обязательства, однако это не означает, что законодатель установил объективное понимание вины. Как верно отмечает В.А. Белов, “арбитражная практика видит в обстоятельствах, описанных в абз. 2 п. 1 ст. 401 ГК, те внешние (объективные) признаки, по наличию которых представляется возможность судить о внутреннем (волевом) субъективном психическом отношении должника к нарушению обязательства. Все те действия, которые требуются от должника характером обязательства и условиями оборота, являются актами проявления вовне воли к надлежащему исполнению обязательства. Напротив, предполагаемое (согласно п. 2 ст. 401 ГК) отсутствие таких действий свидетельствует о ненадлежащем субъективном психическом отношении должника-нарушителя к своему нарушению, т.е. о его вине” (см.: Практика применения Гражданского кодекса Российской Федерации, части первой / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2008. С. 1007).

Читайте также:
Исковое заявление о защите чести достоинства и деловой репутации - бланк 2022

3. В гражданском праве, в отличие от уголовного права, действует презумпция вины правонарушителя. Правонарушитель предполагается виновным, если не докажет отсутствие своей вины. Распределение бремени доказывания между истцом (кредитором) и ответчиком (должником) происходит следующим образом: кредитор должен доказать наличие у него убытков, а также причинную связь между действиями должника и наступившим вредом; должник, в свою очередь, должен доказать отсутствие в своих действиях противоправности и вины. Из этого правила есть исключения. Так, в транспортных уставах и кодексах содержатся указания на обстоятельства, опровергающие предположение вины должника, при наличии которых презумпция вины в нарушении обязательства, установленная в ст. 401 ГК, не применяется, и вина должна быть доказана заинтересованным лицом – кредитором.

4. Отсутствие вины правонарушителя по общему правилу освобождает его от гражданско-правовой ответственности. Вместе с тем гражданское законодательство допускает наступление ответственности и при отсутствии вины правонарушителя, но только в случаях, прямо предусмотренных законом или соглашением сторон.

Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает, что лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы. Ответственность индивидуальных предпринимателей, коммерческих организаций как профессиональных участников коммерческого оборота, осуществляющих деятельность на началах риска, носит повышенный характер, они отвечают и за невиновное (случайное) неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Однако следует отметить, что повышенная ответственность предпринимателей возможна только при осуществлении ими предпринимательской деятельности. В иных случаях на них распространяются общие положения о гражданско-правовой ответственности.

Правило о безвиновной ответственности предпринимателя носит диспозитивный характер и может быть изменено законом или договором. Например, ст. 796 ГК устанавливает, что перевозчик несет ответственность за несохранность груза или багажа, если не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело.

Случаи ответственности независимо от вины причинителя вреда предусмотрены и в деликтных обязательствах.

5. Ответственность должника за неисполнение, ненадлежащее исполнение обязательства или за причинение вреда исключается при наличии действия непреодолимой силы (форс-мажорных обстоятельств) (от лат. vis maior – внешнее действие высшей силы против воли человека, непредвиденное событие).

Непреодолимая сила определяется в законодательстве как “чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство”. Несмотря на наличие легального определения, установление того, относится ли конкретное обстоятельство к непреодолимой силе или нет, является достаточно сложным.

В самом определении непреодолимой силы содержатся характеризующие ее признаки. Непреодолимая сила – это, во-первых, чрезвычайное, исключительное обстоятельство, которое выпадает из ряда обычных явлений; во-вторых, непредотвратимое при данных конкретных обстоятельствах. Традиционно практика относит к непреодолимой силе явления стихийного характера: землетрясение, сильные снегопады, цунами и т.д. К форс-мажорным обстоятельствам могут относиться также определенные явления общественной жизни: военные действия, эпидемии, забастовки, а также различные запретительные меры государственных органов: объявление карантина, запрещение перевозок, запрет торговли в порядке международных санкций и т.д. (см.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. С. 901 – 902).

Для освобождения должника от ответственности он должен доказать наличие как самой непреодолимой силы, так и причинной связи между нарушением обязательства и непреодолимой силой.

Непреодолимой силой не могут являться, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых средств (п. 3 ст. 401 ГК).

В ряде исключительных случаев для повышения охраны прав граждан, а также учитывая особую опасность осуществляемой деятельности, законодатель устанавливает обязанность возместить вред, являющийся результатом действия непреодолимой силы. Обязанность изготовителя (исполнителя) возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов, наступает независимо от того, позволял ли существующий уровень научно-технологических знаний выявить их вредоносные свойства или нет.

Судебная практика по статье 401 ГК РФ

Удовлетворяя иск, суды руководствовались статьями 309, 310, 329, 330, 332, 333, 401, 539, 544 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федеральным законом от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике” и исходили из отсутствии оснований для освобождения ответчика от ответственности за несвоевременную оплату поставленной истцом электроэнергии.

Изменяя решение суда первой инстанции, апелляционный суд, руководствуясь положениями статей 15, 394, 395, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, учитывая, что условия заключенного между сторонами договора не предусматривают взыскания убытков в полной сумме сверх неустойки, пришел к выводу, что исковые требования о взыскании убытков подлежат удовлетворению в части суммы 211 345 руб. 37 коп. (334 210,92-122 865,55).

Судебные акты соответствуют условиям и обстоятельствам исполнения договора от 18.01.2017 N 3п/20-01 и статьям 309, 395, 401, 405, 785, 793, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Обстоятельства, которые предприниматель считает процессуальными нарушениями, таковыми не являются.
Участие в составе апелляционного суда при первоначальном и новом рассмотрении дела одного и того же судьи не относится к не допустимым в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации случаям повторного участия судьи в рассмотрении дела.

Удовлетворяя заявление, суды руководствовались положениями статей 15, 401, 1064, 1081, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, статей 9, 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, разъяснениями, изложенными в пункте 9 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21.12.2017 N 53 “О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве”, и исходили из доказанности совокупности условий, необходимых для привлечения указанного бывшего руководителя общества с ограниченной ответственностью “ИнтерСтиль” к субсидиарной ответственности.

Читайте также:
Правила и порядок регистрации в Автоматизированной системе электронных закупок ПАО “Газпром” для участия в тендерах и закупках

Разрешая спор и отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций, суд округа руководствовался положениями статьи 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”, статей 15, 401 и 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходил из ошибочности выводов судов нижестоящих инстанций о порядке исчисления исковой давности, а также из того, что ими не была дана оценка доводам бывших работников о доведении ответчиком должника до банкротства, в частности, доводам о безвозмездной передаче учредителями должника имущества последнего (автотранспорта) в другое структурное подразделение, о незаконном списании дебиторской задолженности и т.д.

Принимая обжалуемые судебные акты, суды, руководствуясь положениями статей 309, 310, 330, 333, 401, 405 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), исследовав и оценив в порядке статьи 71 АПК РФ представленные в дело доказательства, установив факт нарушения обществом обязательств по договору, пришли к выводу о наличии правовых оснований для привлечения его к гражданско-правовой ответственности в виде взыскания неустойки, применив положения статьи 333 ГК РФ к ряду нарушений.

Согласно статье 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.
Следовательно, на должника возлагается бремя доказывания того, что не только им, но и третьим лицом были предприняты все необходимые меры для надлежащего исполнения обязанности, то есть меры, отвечающие той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась от должника и третьего лица по характеру обязательства.

Суд первой инстанции, оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ с учетом результатов судебной экспертизы, руководствуясь статьями 15, 329, 330, 393, 401, 723 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), пришел к выводу о доказанности факта ненадлежащего исполнения компанией принятых обязательств по договору и наличии у заказчика права на возмещение убытков.

Предпринимательский характер спорных правоотношений предполагает ответственность независимо от вины и за действия контрагентов (пункт 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Руководствуясь статьями 291.6, 291.8 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, судья Верховного Суда Российской Федерации

Оценив представленные доказательства с позиции статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 10, 15, 309, 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ “Об электроэнергетике”, пунктов 8, 15 Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, установив нарушение сетевой компанией условий заключенного сторонами договора, что, в свою очередь, привело к причинению энергосбытовой компании убытков в виде реально оплаченных административных штрафов, суды удовлетворили заявленные требования.

Удовлетворяя требование о взыскании 564 850 руб. убытков в виде упущенной выгоды, суды руководствовались пунктами 1, 2 статьи 15, пунктом 2 статьи 401 ГК РФ, разъяснениями, изложенными в пункте 12 Постановления Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 “О применении судами некоторых положений раздела 1 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” и исходили из того, что истцом доказаны факт наличия убытков, вина ответчика в возникновении убытков и причинно-следственная связь между действиями (бездействием) ответчика и наступившими последствиями.

Межрегиональное управление Службы Банка России по финансовым рынкам в Волго-Камском регионе (г. Казань)

Главная Административное производство Порядок возбуждения и рассмотрения дел об административных правонарушениях в области РЦБ

Гражданско-правовая ответственность

Гражданско-правовая ответственностьГражданско-правовая ответственность является одной из форм принуждения, которая связана с применением санкций (или мер ответственности) имущественного характера, направленных на восстановление нарушенных прав и стимулирование нормальных отношений между участниками гражданского оборота. Применительно к рынку ценных бумаг речь идет о восстановлении нарушенных прав участников сделок с ценными бумагами, восстановлением нарушенных прав, связанных с владением ценными бумагами и т.д.

Существует два вида гражданско-правовой ответственности: договорная и внедоговорная или деликтная ответственность. Их главное различие состоит в том, что договорная ответственность наступает в случаях, предусмотренных законом и договором, а деликтная ответственность устанавливается только законом и наступает исключительно в предусмотренных законом случаях.

Договорная ответственность возникает в связи с тем, что нарушены или не исполнены надлежащим образом обязательства сторон договора. При этом, как правило, такой договор непосредственно предусматривает меры ответственности, которые могут быть применены за его неисполнение.

Выбор оснований применения договорной ответственности, ее мер и пределов их использования осуществляется сторонами договора при его заключении. Условие об ответственности является одним из условий договора. Так, при заключении договора о брокерском обслуживании стороны — клиент и брокер — могут самостоятельно определить взаимные права и обязанности, включая меры гражданско-правовой ответственности. Они могут предусмотреть, например, уплату неустойки в части, не покрытой убытками, или наоборот — сверх убытков (штрафной неустойки), может варьироваться ее размер, порядок исчисления и т.д.

Деликтная ответственность основывается на факте совершения недозволенного действия. Она осуществляется как самостоятельное обязательство по восстановлению нарушенного имущественного состояния лица, потерпевшего от правонарушения, за счет правонарушителя (другого лица, которое должно отвечать за действия правонарушителя), а также по денежной компенсации морального вреда. Деликтная ответственность осуществляется на базе предписанных законом правил, её основания и пределы устанавливаются законом и не могут изменяться ни по воле потерпевшего от причинения вреда, ни по воле правонарушителя.

Например, ни клиент, ни брокер не могут изменить требование закона о том, что брокер обязан возместить клиенту убытки, причиненные в результате конфликта интересов, о котором брокер не уведомил клиента до получения от него соответствующего поручения (статья 3 Закона о рынке ценных бумаг). При этом закон не связывает возложение ответственности на брокера с невыполнением им договорных обязательств перед клиентом. Действия брокера, охватываемые понятием конфликт интересов, в соответствии с законом являются правонарушением — деликтом.

Гражданско-правовая ответственность наступает за правонарушение — действие шли бездействие, если закон или договор обязывал совершить определенные действия, нарушающее требования закона или договора.

Например, Закон о рынке ценных бумаг (статья 5) обязывает управляющего уведомить клиента о конфликте интересов управляющего и данного клиента или разных клиентов одного управляющего. Если управляющий не сделал этого, и действия управляющего причинили убытки клиенту, управляющий обязан эти убытки возместить.

В правонарушении можно выделить некие общие, типичные условия, которые присутствуют в любом из нарушений, а также специальные, конкретные условия, свойственные определенному виду правонарушений.

Читайте также:
Основные виды, субъекты и объекты медицинского страхования в РФ

Совокупность общих условий, наличие которых всегда необходимо для возложения гражданско-правовой ответственности, называется составом гражданского правонарушения.

Состав гражданского правонарушения включает следующие условия:

1) противоправное нарушение возложенных законом или договором обязанностей и прав других лиц;

2) наличие вреда (убытков);

3) причинная связь между поведением правонарушителя и наступившими последст­виями;

4) вина правонарушителя.

Необходимые для возложения ответственности комбинации этих условий и само их содержание определяются законодательством по-разному и соответственно различаются конкретные составы правонарушений.

Например, применение деликтной ответственности всегда предполагает нарушение нормы права. В договорной ответственности противоправность значительно шире, она может включать и действия, которые, хотя и не нарушают правовую норму, но при этом не соответствуют условиям договора между сторонами. Гражданское право признает такие действия, нарушающие условия договора, неправомерными, считает их правонарушениями.

Различным образом определяется и такой элемент состава гражданского правонарушения, как вина. В гражданском праве различия между формами вины (умысел, неосторожность) не имеют столь существенного значения, как в административном и, тем более, уголовном праве. Однако в ряде случае законодательство специально акцентирует внимание на этом условии ответственности. Например, для такого состава гражданского правонарушения, как совершение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности (статья 169 ГК РФ), вина в форме умысла необходима для применения предусмотренной законом санкции в виде конфискации в доход Российской Федерации полученного по сдедке. В других случаях гражданско-правовая ответственность может наступать даже при отсутствии вины (хотя общим принципом является все же ответственность за вину — пункт 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации). Такое отступление от принципа ответственности за вину происходит при неисполнении обязательств, связанных с профессиональной деятельностью на рынке ценных бумаг. В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, профессиональный участник рынка ценных бумаг, нарушивший обязательство при осуществлении своей профессиональной деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие действия непре­одолимой силы. Так же независимо от своей вины должник, возложивший исполнение обязательств на другое лицо (например, брокер в случае передоверия исполнения поручения клиента), отвечает за действия этого лица.

Универсальной мерой гражданско-правовой ответственности является возмещение вреда (или убытков) лицу, права которого нарушены (статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Под вредом в гражданском праве понимается всякое умаление личного или имущественного блага, законных интересов. Гражданскому праву известно такое понятие, как компенсация морального вреда, который вообще не может быть выражен и возмещен в имущественной форме (поэтому используется термин «компенсация», а не «возмещение»).

Практически возможно два способа возмещения вреда: в натуре или путем возмещения убытков. Применение возмещения вреда в натуре на рынке ценных бумаг — исключительно редкий случай. Ведь речь идет о том, что правонарушитель, например, вместо испорченной им вещи обязан предоставить потерпевшему вещь того же рода и качества, или исправить повреждения. Обычный способ возмещения вреда, причиненного участникам рынка ценных бумаг, — это возмещение убытков.

Убытки — это имущественные потери, выраженные в денежной форме. Состав убытков определен законом (статья 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). Это — расходы, понесенные потерпевшим, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые он получил бы при отсутствии правонарушения. Первые два вида убытков называют также реальными убытками, реальным ущербом. Неполученные доходы — упущенной выгодой.

По общему правилу убытки взыскиваются в полном размере. Однако в некоторых случаях законом или договором может быть предусмотрено повышение или понижение размера ответственности. Так, стороны в договоре могут предусмотреть штрафную неустойку (штраф), которая возмещается сверх суммы убытков. В других случаях ответственность ограничивается реальным ущербом. Например, при возмещении вреда в натуре неполученные доходы обычно не возмещаются, хотя возможны и другие случаи.

Подсчет суммы убытков является достаточно сложным делом. Например, довольно сложно подсчитать сумму упущенной выгоды, возмещаемой при нарушении договоров на рынке ценных бумаг. По общему правилу размер упущенной выгоды определяется исходя из оценки доходов, которые кредитор получил бы при обычных условиях гражданского оборота (пункт 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации). Учитываются предпринятые кредитором для получения упущенной выгоды меры и сделанные с этой целью приготовления. С учетом возможного изменения цены, а следовательно, и денежного выражения понесенных убытков статья 393 Гражданского кодекса позволяет при определении убытков применять цены, существующие или на день добровольного удовлетворения требования кредитора, или на день предъявления иска, или на день вынесения судебного решения. Возникает вопрос, каким образом должен определяться размер такого дохода на рынке ценных бумаг, поскольку предметом договоров, заключаемых на нем, являются ценные бумаги или отношения, связанные с ценными бумагами. Ответ на этот вопрос выработала судебная практика.

Верховный Суд Российской Федерации (ВС РФ) и Высший арбитражный суд Российской Федерации (ВАС РФ), определяя направленность разрешения споров, связанных с взысканием убытков, причиненных гражданам и юридическим лицам, предложили судам требовать подтверждения необходимости будущих расходов и их предполагаемого размера обоснованным расчетом и доказательствами, включая договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств. При этом размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые должен был понести кредитор, если бы обязательство было исполнено

Таким образом, применительно к случаям возмещения убытков, возникших в связи с невыполнением или ненадлежащим исполнением договоров о купле-продаже ценных бумаг, можно сделать вывод, что должна учитываться рыночная стоимость ценных бумаг, определяемая, в том числе, в соответствии с установленными котировками.

Гражданско-правовая ответственность обычно применяется по требованию (иску) лица, потерпевшего от правонарушения. Однако законодательство о рынке ценных бумаг предусматривает также и достаточно широкий круг случаев, когда иски предъявляются государственным регулятором рынка — Банка России. Например, Банк России может подавать иски в защиту государственных и общественных интересов и охраняемых законом интересов инвесторов (статья 42 Закона о рынке ценных бумаг); иски о ликвидации юридических лиц или прекращении деятельности индивидуальных предпринимателей, осуществляющих профессиональную деятельность на рынке ценных бумаг без лицензии, о признании сделок с ценными бумагами недействительными, а также в иных случаях, установленных законодательством Российской Федерации о защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг (статья 14 Закона о защите прав инвесторов).

Ответственность за нарушение обязательств. Основания освобождения от ответственности

Ответственность за нарушение обязательств — это обеспеченное государственным принуждением возложение предусмотренных законом лишений на лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом.

Читайте также:
Страхование объектов недвижимости: виды, условия и тарифы

Наиболее общие правила об ответственности за нарушение обязательств содержатся в ГК РФ (ст. 393-406).

Наряду с другими особенностями ответственности в гражданском праве и ее различными трактовками, в отношении ответственности за нарушение обязательства необходимо отметить следующее.

Ответственность за нарушение обязательства обладает специфическими чертами, отличающими ее от иной правовой ответственности (административно-правовой, уголовно-правовой и т. п.).

К их числу относятся следующие:

1) это всегда имущественная ответственность;

2) она обеспечивается принуждением. Причем в одних случаях к неисправному должнику применяются меры принуждения (например, взыскивается неустойка), а в других — существует лишь угроза применения таких мер. Он может и добровольно возложить на себя какие-либо лишения и т. п. (например, возместить убытки, причиненные неисполнением обязательства);

3) меры ответственности в основном характеризуются компенсационной (восстановительной) функцией, т. е. в первую очередь направлены на возмещение затрат (потерь) потерпевшего. Они выполняют и предупредительную функцию — должник, опасаясь неблагоприятных последствий (ответственности), исполняет обязательство надлежащим образом. Некоторые меры носят штрафной характер (например, взыскание неустойки сверх убытков — штрафная неустойка). Но во всех случаях это ответственность перед кредитором:

4) ответственность строится на началах юридического равенства;

5) в установлении и применении мер ответственности действует принцип диспозитивности (можно установить неустойку за неисполнение обязательства, повысить размер неустойки, установленной законом, и т. д.);

6) за нарушение обязательства к ответственности привлекаются не только граждане, но и организации (юридические лица), а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования;

7) вина субъекта, нарушившего обязательство, предполагается (презюмируется), поэтому бремя доказательства отсутствия вины лежит на нарушителе обязательства. Но возможна и ответственность без вины. Бывает и ответственность за чужую вину.

Ответственность за нарушение обязательств может быть классифицирована по различным основаниям на разные виды.

При множественности лиц на стороне неисправного должника ответственность может быть долевой и солидарной. Если кроме должника к ответственности может быть привлечено и другое лицо, то ответственность этого лица именуется субсидиарной. (Ранее сказанное о долевых, солидарных и субсидиарных обязательствах распространяется на названные виды ответственности.)

По объему ответственности выделяется ответственность полная (общее правило) и ограниченная. Последняя есть исключение из общего правила и может быть установлена законом по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности. Более того, если кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, то соглашение об ограниченной ответственности должника ничтожно, если размер ответственности определен законом и соглашение заключено до нарушения обязательства должником.

Обычно ответственность должника, нарушившего обязательство, наступает за свои действия (бездействие). Действия работников должника считаются действиями самого должника и, следовательно, за их действия он отвечает как за свои действия.

В то же время возможна ответственность за действия третьих лиц. Во-первых, должник отвечает за нарушение обязательства третьим лицом, на которое он возложил исполнение, если законом не установлено, что ответственность несет это третье лицо. Во-вторых, в ряде случаев закон прямо указывает на то, что должник отвечает за действия третьих лиц (например, п. 3 ст. 677. ст. 680. п. 1 ст. 685, п. 3 ст. 706 ГК РФ).

Формы и основания ответственности за нарушение обязательств.Основные из этих форм:

а) возложение обязанности (уплатить деньги и т. д.). Для этой формы характерно то, что данная обязанность является дополнительным обременением должника и притом неэквивалируемой, не соизмеряемой с реальным ущербом;

б) лишение права (например, выселение нанимателя, использующего жилое помещение не по назначению).

К мерам ответственности за нарушение обязательства относятся такие меры, как возмещение убытков, выплата неустойки, потеря суммы задатка, уплата процентов за использование чужих денежных средств и др.

Основанием ответственности за нарушение обязательства является такое правонарушение, как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Принято также выделять условия наступления ответственности: противоправность поведения должника, наличие отрицательных последствий в имущественной сфере кредитора, причинная связь между противоправным поведением должника и отрицательными имущественными последствиями, вина должника. По общему правилу ответственность за нарушение обязательств наступает при наличии четырех названных условий. Но в ряде случаев закон устанавливает, что ответственность наступает и при отсутствии одного или двух условий. Так, при взыскании неустойки может не быть имущественных потерь (затрат) кредитора и, соответственно, причинной связи. Иногда допускается ответственность без вины.

Для привлечения должника к ответственности необходимо установить противоправность его поведения. Наиболее общее понятие противоправного поведения сводится к тому, что им являются действия, противоречащие закону, иным правовым актам.

Перечня запрещенных действий не существует. Но недопустимо нарушение чужих субъективных прав (прав кредитора). Требуется, чтобы обязательства исполнялись надлежащим образом. Следовательно, противоправным является любое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, если должник не управомочен на такое поведение (например, ст. 328 ГК РФ).

При привлечении должника к ответственности, как правило, необходимо установить наличие отрицательных последствий в имущественной сфере кредитора. Такие последствия выражаются в убытках, которые, как ранее отмечалось, могут быть в виде реального ущерба и (или) упущенной выгоды.

Для привлечения лица к ответственности за нарушение обязательства обычно требуется установить причинную связь между противоправным поведением и неблагоприятными имущественными последствиями.

Под причинной связью понимают объективно существующую связь между двумя явлениями, одно из которых причина, а другое — следствие. Причинная связь всегда конкретна, т. е. одно явление вызывает другое в конкретной жизненной обстановке. Следовательно, недопустимо исходить из типичных примеров; необходимо исследовать конкретную ситуацию, учесть все обстоятельства дела.

Решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи целесообразно вести в такой последовательности:

1) есть факт (предположим, убытки кредитора);

2) требуется установить, следствием чего он явился, т. е. найти причину. Если данный факт является следствием того, что должник не исполнил обязательство или исполнил его ненадлежащим образом, значит, есть причинная связь.

Необходимо различать обстоятельства, создающие абстрактную возможность наступления имущественных последствий нарушением обязательства, и обстоятельства, порождающие реальную (конкретную) возможность умаления имущественной сферы кредитора. Юридическое значение имеет конкретная причина, с необходимостью вызывающая следствие.

Лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины, кроме случаев, когда законом или договором установлено иное.

В гражданском праве различаются формы вины:

-умысел: лицо понимает, что действует противоправно, осознает, что могут наступить отрицательные последствия и желает их наступления или безразлично к ним относится. Ни о какой осмотрительности и заботливости говорить не приходится — субъект не только не проявляет того и другого, но и желает неблагоприятных последствий в имущественной сфере кредитора или безразличен к ним;

Читайте также:
Организация объединения, посягающего на личность и права граждан

— неосторожность: лицо не осознает противоправность своего поведения, не предвидит отрицательных последствий и, стало быть, не желает их наступления, но должно было понимать противоправность своего поведения, предвидеть возможность наступления указанных последствий. Неосторожность — это всегда неосмотрительность. Неосторожность бывает простой и грубой. При грубой неосторожности проявляется явная неосмотрительность, при простой неосторожности неосмотрительность не носит явно выраженного характера.

Значение формы вины можно обнаружить, указав следующее. С одной стороны, по общему правилу вина в любой форме влечет ответственность за нарушение обязательства. С другой стороны, ряд норм гражданского законодательства связывает применение той или иной меры ответственности с той или иной формой вины, либо в зависимости от формы вины устанавливается различный размер ответственности и т. д. Как ранее указывалось, последствия недействительной сделки, которая совершена с целью, противной основам правопорядка и нравственности, определяются в зависимости от того, был ли умысел у обеих сторон или только у одной стороны (ст. 169; см. также ст. 578, 693, 720, 901 и др.).

Заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно (п. 4 ст. 401 ГК РФ).

Как отмечалось, лицо, нарушившее обязательство, предполагается виновным (презумпция вины). Если оно докажет отсутствие своей вины, то не будет ответственности (нет вины — нет ответственности). Однако законом или договором может быть предусмотрена ответственность должника, не исполнившего обязательство либо исполнившего его ненадлежащим образом, и при отсутствии вины. Так, по общему правилу лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает независимо от того, виновно оно или нет. Это лицо освобождается от ответственности только в том случае, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы — чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. Гражданский кодекс (ст. 401 ГК РФ) не указывает иных признаков непреодолимой силы, но называет обстоятельства, которые не относятся к непреодолимой силе: нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств.

К обстоятельствам непреодолимой силы обычно относят различные стихийные бедствия (землетрясения, ураганы и т. д.), препятствовавшие исполнению обязательства. Вместе с тем в исключение из приведенного общего правила, законом или договором может быть установлено иное. Например, может быть установлено, что лицо, нарушившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, отвечает только при наличии вины либо при наличии вины только в форме умысла или грубой неосторожности и т. д.

Смешанная вина. Нередко в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства виновен не только должник, но и кредитор (смешанная вина). Или должник несет ответственность независимо от того, виновен ли он, но нарушение обязательства произошло и по вине кредитора. В таких случаях суд уменьшает размер ответственности должника с учетом степени вины кредитора.

Кроме того, суд может учесть и иное упречное поведение кредитора, даже если нет его вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства. Размер ответственности должника может быть уменьшен, если кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных нарушением обязательства, либо не принял разумных мер к их уменьшению.

В законе (ст. 405 ГК РФ) особо оговариваются последствия такого нарушения обязательства должником, как неисполнение обязательства в установленный срок (просрочка должника):

1) должник должен возместить убытки, причиненные просрочкой;

2) он отвечает и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения;

3) кредитор может отказаться от принятия исполнения и потребовать возмещения убытков, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора.

В некоторых случаях просрочку допускает кредитор:

а) он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение;

б) при принятии исполнения он отказался выдать расписку в получении исполнения, не возвращает долговой документ или отказывается отметить в расписке невозможность его возвращения;

в) кредитор не совершает действий, до совершения которых должник не может исполнить своего обязательства (нарушение кредиторских обязанностей).

При просрочке кредитора должник имеет право на возмещение убытков, причиненных просрочкой. Если кредитор докажет отсутствие своей вины в просрочке, то он освобождается от ответственности.

Кроме того, должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора. А при отказе кредитора выдать расписку, вернуть долговой документ или сделать отметку о невозможности его возвращения должник вправе задержать исполнение.

И, наконец, по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора.

Ряд мер гражданско-правовой ответственности в той или иной мере характеризуется в иных разделах настоящей работы. Есть, однако, еще одна универсальная мера ответственности — уплата процентов за пользование чужими денежными средствами. Эта мера предусмотрена ст. 395 ГК РФ. (См. также: Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 8 октября 1998 № 13/14 О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами // ВВАС РФ. 1998. № 11. С. 7-14.)

Основаниями применения данной меры являются следующие обстоятельства: неправомерное удержание чужих денежных средств, уклонение от их возврата, иная просрочка в их уплате, неосновательное получение или сбережение за счет другого лица.

Размер процентов определяется учетной ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. Суд может удовлетворить требование о взыскании процентов, исходя из учетной ставки на день предъявления иска или на день вынесения решения.

Законом или договором может устанавливаться иной размер процентов, уплачиваемых за пользование чужими денежными средствами.

Проценты уплачиваются по день исполнения денежного обязательства кредитору. Законом, иными правовыми актами или договором может быть установлен более короткий срок для начисления процентов.

Пользование должником чужими денежными средствами может породить у кредитора убытки. Они возмещаются в части, не покрытой суммой уплачиваемых процентов. Указанную меру ответственности следует отличать от процентов, уплачиваемых кредитору в качестве вознаграждения за правомерное пользование денежными средствами (например, при договоре займа — ст. 809 ГК РФ). Иногда проценты уплачиваются в виде неустойки (см., например, ст. 811 ГК РФ).

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: